A Обычный
A Средний
A Большой
Цвет фона
T Белый фон
T Черный фон
Версия для
слабовидящих
Главная » Библиотека » Материалы по семинару-практикуму для экскурсоводов » лекция 1 История семьи Трубецких

лекция 1 История семьи Трубецких


Сергей Петрович Трубецкой родился 29 августа 1790 года в Нижнем Новгороде.

Представитель старинного княжеского рода Трубецких, Сергей Петрович по отцу был потомком великого князя литовского Гедимина, а по материнской линии – грузинского царя Вахтанга VI  и сподвижника Петра I, Александра Меншикова.

Отец Сергея князь Петр Сергеевич (1760—1817) служил в конной гвардии, был российским посланником в Турине, действительным статским советником.  В 1793 году в чине бригадира Петр Сергеевич вышел в отставку и поселился с семьёй в своём имении Лапшиха Нижегородской губернии, был губернским предводителем нижегородского дворянства. 

Мать, урожденная светлейшая княжна Дарья Александровна Грузинская (Багратион) умерла в 1796 году, когда Сергею было 6 лет. Его отец вторично женился на Марфе Петровне Кроминой.

 Сергей  был старшим сыном в семье, у него было четверо братьев: Александр (1792 – 1853), Пётр (1793 – 1840), Павел (1795 – 1802), Никита (1804 - 1886) и сестра Елизавета, в замужестве Потемкина (1796 -  после 1870).

Детство и юность Сергея прошли в отеческом доме, где воспитанию и образованию детей уделялось большое внимание.

До 16 лет Сергей был на попечении приглашенных  в дом иностранных гувернеров и учителей. А в 1807 году отец отвез сына в Москву, где Сергей слушал лекции в университете.

Следуя семейной традиции, юный князь избрал для себя карьеру военную. В 1808 году в Петербурге Трубецкой поступил на службу в престижный лейб-гвардии Семеновский полк.

Отечественную войну 1812 года Трубецкой начал в чине подпоручика. Сражался под Бородином, Малым Ярославцем, при форсировании рек Неман, Висла, Одер, Эльба. В заграничном походе русской армии Трубецкой участвовал в сражениях под Люценом, Бауценом, Кульмом, Лейпцигом.

За боевые заслуги князь был награжден орденами Анны IV степени, Владимира IV степени с бантом, прусским орденом «За заслуги» и знаком «Железный крест».

 В 1816 году Трубецкой был произведен в штабс-капитаны, а в мае 1819 года в капитаны с должностью старшего адъютанта Главного штаба.

 В 1821 году князь был переведен в той же должности в лейб-гвардии Преображенский полк, где в 1822 году был произведен в полковники, а в 1823 году за отличную службу представлен к ордену Анны II степени.

 

В 1819 году в Париже, в салоне Татьяны Борисовны Потемкиной князь Трубецкой познакомился с юной графиней Екатериной Лаваль, дочерью действительного тайного советника, управляющего 3-й экспедицией Коллегии иностранных дел, камергера и церемониймейстера императорского двора графа Ивана Степановича Лаваль.

 Екатерина Ивановна родилась 27 ноября 1800 года в Петербурге.

Ее отец, происходивший  из семьи  марсельского винодела, после французской революции эмигрировал в Россию. Своей карьере,  Жан Шарль Франсуа, как его звали во Франции, отчасти был обязан выгодной женитьбе.

 Его супруга – Александра Григорьевна Козицкая была наследницей несметных богатств уральских горнопромышленников Мясниковых и Твердышевых.

Это были горнодобывающие и медеплавильные заводы, многочисленные поместья и более 12000 крепостных.

Семья Лаваль была настолько богата, что Иван Степанович  одалживал деньги (300000 франков) французскому королю Людовику XVIII, за что в 1814 году был произведен во французское графское достоинство, признанное за ним  в 1817 году и в России.

 Екатерина была старшим ребенком. У нее было двое братьев, Владимир (2.02.1804—21.04.1825), корнет Конной гвардии, покончивший самоубийством и Павел (1811—1812), умерший от оспы и три сестры:

 Зинаида (1801—1873), с 1823 года была замужем за генерал-майором и дипломатом бароном Людвигом Лебцельтерном (1774—1854),

 София (1809—1871), фрейлина, с 1833 года бывшая замужем за графом дипломатом и камергером Александром Михайловичем Борхом (1804—1867),

 Александра (1811—1886), с 1829 года бывшая замужем за графом, писателем, художником, церемониймейстером, посланником при мадридском дворе Станиславом Осиповичем Корвин - Коссаковским (1795—1872).

 16 мая 1821 года,  в Париже князь Сергей Петрович Трубецкой  и графиня Екатерина Ивановна Лаваль поженились. Брак был счастливым. Супруги жили в роскошном особняке графов Лаваль на Английской набережной Петербурга.

 

Еще с середины 1814 года в полках русской армии вернувшейся из-за границы возникают офицерские кружки – артели, в которых молодые ветераны обсуждают увиденное и пережитое, размышляют о будущем Отчизны.

 9 февраля 1816 года в Петербурге было создано первое тайное общество «Союз спасения».

 Его учредили: Сергей ПетровичТрубецкой, Александр Николаевич Муравьев, Никита Михайлович Муравьев, братья Михаил и Сергей Ивановичи Муравьевы-Апостолы и Иван Дмитриевич Якушкин.

 Своей задачей «союз» ставил отмену крепостного права и замену самодержавия представительным правлением.

 В январе 1818 года в Москве было создано новое общество «Союз благоденствия».

 Цели его были те же, но масштаб иной, от узкой конспирации решено было перейти к массовой организации.

Трубецкой принимает активное участие в работе управляющего органа общества – Коренной в управе. Часто участники тайного общества собираются в комнатах князя и его супруги, в особняке Лаваль.

С июня 1819 года по сентябрь 1821 года князь жил в Париже, где был увлечен не только делами сердечными, князь общался с известными политиками писателями, общественными деятелями, слушал лекции всех известных профессоров и прошел полный курс естественных наук, особенно увлекшись химией.

 По возвращении Трубецкого в Москву в сентябре 1821 года «Союз благоденствия» был распущен, что стало началом создания двух новых обществ.

 Трубецкой стал одним из лидеров «Северного общества» ему,  как политику были близки идеи « Конституции Никиты Муравьева» и не близки радикальные идеи «Русской правды Пестеля». Полковник Трубецкой был автором программного документа общества – «Манифеста к русскому народу».

В феврале 1825 года Трубецкой приехал в Киев, где занял должность дежурного штаб-офицера 4-го Пехотного корпуса. Киевский дом Трубецких стал местом встреч и споров лидеров тайного общества.

 Предполагалось выступить в мае 1826 года во время смотра в присутствии монарха 2-й армии, но неожиданная кончина Александра I изменила планы заговорщиков.

В ситуации междуцарствия решено было в случае отказа Константина Павловича от престола, помешать воцарению Николая.

 Для координации действий был необходим опытный лидер – диктатор выступления. Парадоксально, но им был выбран князь Трубецкой, сторонник бескровного восстания, идеалом которого была конституционная монархия.  Трубецкой  же был основным автором плана вооруженного выступления и захвата власти.

План этот, однако, товарищами Трубецкого был полностью провален.

 Невыполнение четкого плана стало основной причиной трагических событий 14 декабря 1825 года на Сенатской площади Петербурга.

 Провал плана и, следовательно, обреченность выступления опытный офицер Трубецкой понял, очевидно, ранее многих своих товарищей.

 Трубецкому  так и не пришлось исполнить обязанности диктатора. Выступление на Сенатской площади было разгромлено.

Утром 15 декабря на квартире своего родственника австрийского посланника графа Людвига Лебцельтерна, Трубецкой был арестован. 

Первый допрос в Зимнем дворце проводил сам император, затем арестанта поместили в Алексеевский равелин Петропавловской крепости.

 

 Бесконечные допросы закончились 13 июля 1826 года, когда Верховным уголовным  судом, государственный преступник Трубецкой был приговорен по первому разряду к 20-и годам каторги с последующим пожизненным поселением в Сибири.

 В ночь на 24 июля 1826 года со второй партией осужденных, закованный в ручные и ножные кандалы, Трубецкой был отправлен в Сибирь.

Преодолев расстояние в 5725 верст за 36 дней, через Тихвин – Рыбинск – Ярославль – Нижний Новгород – Казань – Пермь – Екатеринбург  - Тюмень – Тобольск – Нижнеудинск, в ночь на  29 августа 1826 года Трубецкой был доставлен в Иркутск. Впереди его ожидали 30 сибирских лет, 13 лет каторги и 17 лет поселения.

В губернском центре государственные преступники не задержались, вскоре вместе с Волконским и братьями Борисовыми Трубецкой был доставлен в Николаевский винокуренный завод в 70 верстах от Иркутска.

 Переписка, общение с другими каторжниками, общение между собой на иностранных языках,  государственным преступникам были запрещены.

 Работы по заготовке дров были не тяжелы, тяжелы были душевные сомнения и терзания бывшего князя.

 

Спасением Сергея Петровича стала его жена. Еще когда Трубецкой был в крепости, только узнав, что муж не будет казнен, княгиня приняла решение разделить его участь.

 25 июля 1826 года Екатерина Ивановна покинула роскошный родительский дом на Английской набережной.

 Ее путь в Сибирь лежал через Москву, где в ожидании коронационных торжеств находилась царская семья, поскольку и на добровольное изгнание требовалось дозволение монарха.

 За помощью жена каторжника обратилась к жене императора, и лучшего ходатая было не найти. Как ни был Николай I против этого «душевного порыва», отказать он не смог. Княжна Алина Волконская, видевшая в эти дни Трубецкую в Москве, написала своей матери: «Я видела Каташу, она уезжает в Сибирь, как на праздник».

 Ни отсутствие сна и отдыха, ни поломка кареты, ни нападение разбойников не остановили княгиню на ее пути к мужу.

16 сентября 1826 года княгиня Екатерина Ивановна Трубецкая приехала в Иркутск.  Сопровождавшему Трубецкую швейцарцу Карлу Воше, секретарю ее отца было приказано вернуться в Петербург.

 

На следующий  по приезду день княгиня смогла обнять своего мужа, но уже утром 6 октября княгиня узнала, что ее мужа вместе с семью товарищами куда-то увозят. Пребывание государственных преступников вблизи губернского центра император посчитал опасным, и распорядился о переводе их за Байкал в Нерчинские рудники.

 8 октября 1826 года на двухмачтовом судне «Ермак» восьмерых декабристов переправили через Байкал и далее по большому Нерчинскому тракту отправили в рудник Благодатский, куда они прибыли 25 октября.

 Княгиню ждали новые испытания, ее снова разлучили с мужем.

Повинуясь высочайшей воле, гражданский губернатор Иркутска генерал Иван Богданович Цейдлер всячески пытался отвратить княгиню от поездки в рудники, но все было тщетно. Княгиня подписала так называемые «условия» лишавшие ее многих гражданских прав и 19 января 1827 года получила официальное дозволение губернатора на отъезд за Байкал.

 В начале февраля, вместе с нагнавшей ее в Большом Нерчинском заводе княгиней Марией Волконской, Екатерина Ивановна прибыла в Благодатский рудник, туда,  где ее муж и семь  его соузников добывали серебряную руду.

 Благодатск представлял собою убогое поселение с покосившимися крестьянскими лачугами, в одной из которых, неподалеку от тюрьмы и были вынуждены поселиться  первые декабристки.

Условия содержания в переполненной  благодатской тюрьме были тяжелее самой работы. Физические и моральные силы узников скоро оказались сильно подорваны, и в этой ситуации, приехавшие княгини, оказались для них настоящими спасительницами,  «ангелами - хранителями».

Женщины, оставшиеся без прислуги, достаточных  денежных средств и сами жившие более чем скромно, думали только о том, что можно сделать для узников.

Их стараниями скоро был улучшен  тюремный быт и питание заключенных, налажена их переписка с родными и друзьями, но главное, само их присутствие прибавило декабристам сил душевных.

 Да и отношение тюремщиков к узникам с приездом женщин заметно смягчилось. Видеться с мужьями княгини могли только в присутствии дежурного офицера не более двух часов, два раза в неделю.

Еще с начала 1827 года декабристов партиями стали привозить в Читинский острог и в итоге здесь оказались почти 80 государственных преступников.

  Чита представляла собой небольшое село из двух десятков изб и нескольких казенных домов. Помещения острога были заполнены до отказа.

 В середине сентября 1827 года в Читу перевели и восьмерых узников Благодатского рудника.

Опережая мужей, в Читу на двух телегах отправились княгини. По прибытии они поселились у Александрины Муравьевой.

Поскольку в окрестностях Читы не было рудников, декабристов, по указанию коменданта генерала Станислава Романовича Лепарского, использовали главным образом на земляных работах. Они копали ров под фундамент возводимой для них тюрьмы и ямы для частокола вокруг нее, засыпали глубокий ров, который тянулся вдоль Московско-Сибирского тракта,  и который  прозвали «Чертовой могилой».

 В зимнее время работали в помещении - на ручных жерновах мололи рожь.

 Поначалу Трубецкая, Волконская и Ентальцева снимали комнату в доме местного дьяка, а к началу лета 1828 года декабристки обзавелись собственными домами.

Таким образом, в Чите из домов декабристок образовалась небольшая улица, прозванная узниками «Дамскою».

 На деньги, полученные от матери приобрела дом и княгиня Трубецкая.

 В начале 1829 года, после снятия кандалов, по ходатайству коменданта Лепарского  декабристы получили возможность жить вместе с женами в их домах.

Таким образом, были восстановлены более или менее семейные отношения.

 5 февраля 1830 года в жизни четы Трубецких произошло радостное и долгожданное событие, родился их первенец – дочь Александра и жизнь Трубецких наполнилась новыми заботами.

Между тем, оставлять «государственных преступников» среди массы ссыльных в Петербурге посчитали  опасным. Поэтому для заключения декабристов был выбран Петровский железоделательный завод, удаленный от Нерчинских рудников на 1000 верст и расположенный за грядой Яблонового хребта.                                                                        7 августа 1830 года начался переход на новое место, читинские жители, собравшиеся  у каземата, сердечно прощались с декабристами.

 Путь от Читы до Петровского завода декабристы проделать пешком, в сопровождении усиленного конвоя.

23 сентября декабристы вступили в Петровский завод.

 Новая тюрьма была построена с расчетом на одиночное заключение. Камеры не имели окон, свет проникал только из коридоров через маленькое оконце с железной решеткой в двери. К тому же в камерах было сыро — одноэтажное деревянное здание стояло на болоте.

Жены декабристов добивались    улучшения жизни заключенных. Их письма к  знатной  родне  явились своеобразным протестом против  условий тюремного быта.

В столицах пошли толки о бесчеловечном обращении с «сибирскими изгнанниками». Под напором общественного мнения Николай I  распорядился прорубить окна в камерах Петровской тюрьмы.

 За первой уступкой декабристкам удалось добиться следующей. С 1831 года семейным ссыльным разрешили жить в домах, выстроенных недалеко от острога.

 Из этих домов, как прежде в Чите, в Петровском заводе вскоре образовалась новая «Дамская» улица.

 Дочери Сашеньке было 4 года, когда мама стала учить ее грамоте и когда 16 января 1834 года у нее родилась сестра Лиза, а через год 10 декабря – братик Никита.

Шел год за годом, петровская тюрьма постепенно пустела, друзья Трубецких выходили на поселение, они же покинули ее в последнюю очередь.

 6 мая 1837 года в семье Трубецких родилась дочь Зинаида, еще через год 4 октября 1838 года – сын Владимир, которому было суждено прожить только 11 месяцев.

 Смерть сына омрачила переезд Трубецких к месту поселения, которым было назначено село Оек в 15 верстах от губернского центра.

 29 июля 1839 года Трубецкие покинули Петровский завод. Накануне отъезда, с последней почтой княгиня отослала в Неаполь своей сестре Зинаиде альбом с видами Читы и Петровска, сделанный руками декабристов.

 К лету следующего года семья поселилась в Оеке во вновь выстроенном доме.

 Устраивались основательно и надолго. Возле дома  устроили сад и огород, завели домашних животных.

К этому времени графиня Лаваль прислала в Сибирь, в помощь дочери гувернантку, госпожу Кузьмину. И все-таки сил у княгини Трубецкой с каждым годом оставалось все меньше.

 В конце августа дети Трубецких Зина, Лиза и Никита заболели скарлатиной, девочки поправились, а Никиту болезнь унесла в могилу, 15 сентября 1840 года его не стало.

 28 января 1842 года, опасаясь скорой смерти, княгиня написала завещание, в котором просила своих сестер позаботиться после ее кончины, о ее детях и муже.

Забота о детях, об их воспитании и образовании стали основным содержанием повседневной жизни четы Трубецких.

 Неожиданно о бесправных детях декабристов вспомнил император. 21 февраля 1842 года вышло Высочайшее повеление, позволившее детям государственных преступников поступить в казенные учебные заведения.

 Высочайшая милость имела, однако, условие изменения фамилий детей, по именам их отцов.

 Трубецкие отказались от такой милости, и в 1845 году их дочери Елизавета и Зинаида поступили во вновь открывшийся в Иркутске девичий институт, как внучки графини Лаваль.

13 мая 1843 года Екатерина Ивановна родила сына, названного в честь дедушки - Иваном.

 Жизнь шла своей чередой. Семьи Трубецких и Волконских часто навещали друг – друга в Оеке и Урике, их дети были очень дружны между собой.

15 июля 1844 года княгиня родила четвертую – дочь Софью, но девочка прожила только 13 месяцев.

 19 апреля 1846 года не стало графа Лаваль, приехать в Петербург и проститься с умирающим отцом дочери не позволили.

 Графиня, пользуясь положением при дворе, хлопотала о переезде дочери с детьми в Иркутск и приобретении для них дома в Иркутске.

Эти хлопоты увенчались успехом, 11 января 1845 года разрешение было получено. Стараниями бабушки Лиза и Зина Трубецкие поступили в том же году в Девичий институт Восточной Сибири.

 Это было последнее, что смогла для Трубецких сделать графиня Лаваль, 17 ноября 1850 года из Петербурга пришло известие о ее смерти.

 Потеря детей и близких подрывала душевные силы княгини. Она находила опору в вере. Знакомство с архиепископом Иркутским Нилом началось еще с первых дней поселения. Архиепископ присылал княгине духовные книги, был с декабристкой в переписке духовного характера.

Вера в Бога и любовь, пронесенная сквозь годы, это те две опоры, которые помогли семье Трубецких вынести все тяготы сибирского изгнания.

К концу лета 1845 года Екатерина Ивановна с детьми, а чуть позже и Сергей Петрович поселились в просторном доме с красивым садом, неподалеку от стен Знаменского монастыря  и реки Ушаковки.

 По иронии судьбы дом этот прежде принадлежал губернатору Цейдлеру, тому самому, что пытался прежде, не пустить княгиню за Байкал.

 Иркутский дом Трубецких был центром встреч и общения многих декабристов, живших на поселении в Иркутской губернии.

 В этом доме жили пятеро приемных детей -воспитанников, взятых Трубецкими в семью. Это были дочери декабриста Михаила Карловича Кюхельбекера Анна и Юстина, сын ссыльнопоселенца Александра Лукича Кучевского Федор, дочь бедного иркутского чиновника Неустроева Мария и соученица Лизы и Зины по Девичьему институту, дочь заводского лекаря  Янчуковского Анна.

 Кроме того, дом Трубецких был  приютом для большого количества «божьих людей» - богомольцев, бедняков и калек.

 Хозяйка дома не знала пределов в благотворительности и христианском сочувствии.

 Пока позволяло здоровье, княгиня принимала активное участие в жизни женского Знаменского монастыря.

Своими руками и вместе с дочерьми она делала замечательные облачения для священнослужителей.

 Сергей Петрович главным своим долгом в Сибири видел в воспитании и образовании детей.

Подход декабриста к образованию был столь серьезным, что он даже сам составлял задачи по математике для своих дочерей.

 Кроме того, в Сибири Трубецкой всерьез увлекся метеорологией и несколько лет вел записи метеонаблюдений.

В начале 1851 года в Сибирь, повидаться с отцом - декабристом приехал молодой конногвардеец Петр Васильевич Давыдов.

 Прибыв после Красноярска в Иркутск, Петр, вскоре был очарован Елизаветой Трубецкой. 9 января 1852 года в Иркутске состоялось венчание сына и дочери декабристов. Вскоре после свадьбы молодые покинули Иркутск.

 Следом пришел черед дочери Александры,  12 апреля того же года Саша Трубецкая стала женой кяхтинского градоначальника Николая Романовича Ребиндера.

Всю весну и начало лета 1854 года Екатерина Ивановна болела.

Летом того же года в Иркутск прибыла сестра декабриста светлейшая княгиня Софья Григорьевна Волконская. Та самая, которая в 1821 году в Париже была посаженной матерью и вела юную графиню Лаваль к венцу.

 На закате своих дней княгиня получила возможность в мыслях еще раз вернуться к прежней, навсегда оставленной жизни.

14 октября 1854 года в окружении мужа и детей Екатерина Ивановна покинула этот мир.

 Весь Иркутск провожал первую декабристку в последний путь, были и генерал-губернатор Муравьев – Амурский с супругой.

 Гроб с телом княгини несли монахини Знаменского монастыря, в ограде которого, возле могил своих детей и  нашла Екатерина Ивановна последний земной приют.

 Княгиня не успела порадоваться счастью младшей дочери, свадьба Зинаиды и чиновника из администрации генерал-губернатора Николая Дмитриевича Свербеева состоялась 29 апреля 1856 года.

 После смерти жены Трубецкой уехал к старшей дочери в Кяхту и вернулся в Иркутск только летом.

26 августа 1856 года, в связи с коронацией, новый император Александр II даровал государственным преступникам помилование.

 Трубецкому были возвращены дворянские права, он получил возможность покинуть Сибирь.

Расставание с могилами детей и жены было тяжелым.

1 декабря 1856 года, оставив дом на попечение бывшего гувернера Петра Александровича Горбунова, и передав книжное собрание во ВСОРГО,  Сергей Петрович с сыном Иваном покинул Иркутск.

 В обеих столицах декабристу жить было не позволено, и он уехал в Киев, где жила семья старшей дочери Саши, а летом 1858 года вместе с Ребиндерами переехал в Одессу.

 В августе 1859 года Трубецкому было позволено жить в Москве, где в ту пору в университете учился его сын.

 Последним испытанием для декабриста стала смерть дочери Александры, она скончалась от болезни легких в Дрездене 30 июня 1860 года.

 В ночь с 21 на 22 ноября 1860 года на руках сына и друга,  декабриста Гавриила Степановича Батенькова Трубецкой скончался.

 Похороны декабриста,  состоявшиеся 25 ноября, были многолюдными.  Среди провожавших гроб к кладбищу Новодевичьего монастыря было много студентов Московского университета.

За гробом друга декабрист Матвей Иванович Муравьев – Апостол нес образ Спасителя в терновом венце, как символ страдания за народ.

 

З.И.Лебцельтерн   "Екатерина Трубецкая"

М.Волконская "Записки"

Э.Павлюченко "В добровольном изгнании"

И.Н.Кологривов "Княгиня Е.И.Трубецкая"

 

 

Использованная литература:

 

  1. И.Н.Кологривов «Княгиня Екатерина Ивановна Трубецкая», журнал «Современные записки», Париж, 1936 год.
  2. З.И.Лебцельтерн  «Екатерина Трубецкая», журнал «Звезда» №12, Москва, 1975 год. С.179-194.
  3. М.В.Нечкина «Декабристы», Москва, издательство «Наука»,1982 год.
  4. Э.А.Павлюченко «В добровольном изгнании», Москва, издательство «Наука», 1986 год.
  5. В.П.Павлова и А.Л.Вайнштейн «Декабристы и салон Лаваль», в сборнике «литературное наследие декабристов», Ленинград, 1975 год.
  6. «С.П.Трубецкой. Материалы о жизни и революционной деятельности»,  автор-составитель В.П.Павлова, том I, «Восточно-Сибирское книжное издание», Иркутск. 1983 год.
  7. «С.П.Трубецкой. Материалы о жизни и революционной деятельности»,  автор-составитель В.П.Павлова, том II, «Восточно-Сибирское книжное издание», Иркутск. 1987 год.

 

Рекомендуемая литература по декабристской тематике:

1)      Э.А. Павлюченко «В добровольном изгнании». – М., «Наука», 1986.

2)      Декабристы и Сибирь: Альбом.  - Авторы-составители: М.Д. Сергеев, Н.Н.. Гончарова, А.Ф. Серебряков. – М., Советская Россия, 1988.

3)      Декабристы в воспоминаниях современников. : Сост., общ. ред, вступ. Статья и комментарии проф. В.А. Федорова. - Издательство Московского университета, 1988.

4)       Мемуары декабристов: Сост. и вступ. ст. А.С. Немзера.– М., «Правда», 1988. 

5)       Своей судьбой гордимся мы. Декабристы в Сибири.: Сост. М. Сергеев. – Вост-Сиб. кн. изд-во, Иркутск, 1977 г.