A Обычный
A Средний
A Большой
Цвет фона
T Белый фон
T Черный фон
Версия для
слабовидящих
Главная » Библиотека » Материалы по семинару-практикуму для экскурсоводов » Лекция 4 Потомки семьи Трубецких

Лекция 4 Потомки семьи Трубецких

ПОТОМКИ СЕМЬИ ТРУБЕЦКИХ

 

         За 30 лет изгнания в семье Трубецких появилось на свет семь детей. До взрослых лет дожили четыре из них: дочери Александра, Елизавета и Зинаида и сын Иван.

        

 

         1. Ребиндеры

        

Старшая дочь Трубецких, Александра, родилась в Читинском остроге в 1830 году. В возрасте 22 лет Александра вышла замуж за кяхтинского градоначальника Николая Романовича Ребиндера. Ребиндер был вдовцом, на 17 лет старше Александры, имел от первого брака двенадцатилетнюю дочь Надежду. Александра переживала по поводу того, что не сможет стать для Надежды достойной мачехой, но ее опасения в итоге не оправдались.

Почти сразу после венчания Ребиндеры уехали жить в Кяхту. В 1853 году у них появился первый ребенок, Сергей. В конце 1854 года родился второй сын, Николай. Вскоре Николая Романовича по службе переводят в Санкт-Петербург. Новорожденного Николая брать с собой не стали, оставив на попечение дедушке, Сергею Петровичу Трубецкому, в Иркутске.

       

Вплоть до 1856 года семья пребывала в Санкт-Петербурге. Александра снова ждала появления ребенка, но на этот раз выносить его ей не удалось. В конце 1856 года Николая Романовича назначили попечителем Киевского учебного округа, и семья переехала в Киев. После выхода амнистии декабристам к ним в Киеве присоединился и Сергей Петрович вместе с сыном Иваном и сыном Ребиндеров, Николаем. В 1857 году у Ребиндеров родилась дочь Екатерина. В том же году их жизнь несколько омрачилась трагическими событиями в Киевском университете. Уже давно там происходили волнения, связанные с новыми реформами, значительно ограничивающими свободу студентов. В апреле 1857 года в ходе потасовки был убит студент университета. Некоторые представители власти обвиняли в этом происшествии Николая Романовича, как попечителя Киевского учебного округа. Из-за этого он очень переживал, что сказывалось на климате в семье. И он, и Александра часто болели, часто болели и их дети.

     

В 1858 году Николая Романовича снова перевели по службе, на этот раз попечителем Одесского учебного округа. Вся семья переехала в Одессу, где жила вплоть до 1859 года. К 1859 году здоровье Александры сильно ухудшилось. Она постоянно кашляла. Ребиндерам, по словам Трубецкого, пришлось заложить столовое серебро, чтобы отправить ее на лечение за границу. В 1860 году Александра скончалась в Дрездене. Ей было 30 лет. Ее тело переправили в Санкт-Петербург, где она была упокоена на кладбище Новодевичьего монастыря.

         Николай Романович переживал потерю довольно тяжело, стал очень суеверным, в Москве, где он прожил последние годы жизни, часто посещал гадалок. Постоянно тревожился за здоровье своих детей. Он скончался в 1865 году в кругу семьи. Его дочь Надежда, на тот момент уже вышедшая замуж, умерла в том же году, даже не успев узнать о смерти отца.

         Екатерину Ребиндер, дочь Александры и Николая, после смерти матери отдали на воспитание Зинаиде, сестре Александры. Какое-то время Екатерина росла, думая, что Зинаида и есть ее мать. Всю жизнь она прожила с тетей, не устроив личного счастья. Год ее смерти доподлинно не известен.

         Сергей и Николай, сыновья Александры, учились в Петербургском императорском училище правоведения. Они унаследовали от матери слабые легкие, часто болели и были отправлены на лечение за границу, в Италию. В Италии Сергей Ребиндер поступил в Римский университет, решив служить по дипломатической части. Из-за слабого здоровья полноценно учиться он не мог и в итоге пробовал свои силы в качестве корреспондента русских газет.

         Здоровье Николая Ребиндера стремительно ухудшалось, четыре года лечения и в общей сложности 15 докторов ему не помогли. В письмах к родным он говорил о том, что его «отраднейшая мечта заключается в мысли о смерти». Он умер весной 1874 года, не достигнув возраста 20 лет. Был похоронен на римском кладбище «Тестаччо».

         Весной 1882 года резко ухудшилось и состояние Сергея, он писал родным о том, что умирает. Вскоре его не стало, ему был 31 год. Он просил похоронить себя на родине, его тело было переправлено в Москву, где он был упокоен рядом со своим дедом, Сергеем Трубецким, и дядей, Иваном Трубецким, на Новодевичьем кладбище.

         В потомках семья Ребиндер до наших дней не дожила.

 

2. Давыдовы

       

 

Вторая дочь Трубецких, Елизавета, появилась на свет в 1834 году в Петровском Заводе. Она вышла замуж за Петра Васильевича Давыдова, сына декабриста Василия Львовича Давыдова, в январе 1852 года. Вместе они прожили 60 лет.

         У Елизаветы Сергеевны и Петра Васильевича Давыдовых было трое детей: Василий (1852–1900), Екатерина (1857–1922), Зинаида (?–1922).

Их старший сын Василий Петрович, офицер Кавалергардского полка, женился на светлейшей княжне Ольге Александровне (урожд. Ливен, 1857–1923), немке по происхождению. У них родились трое сыновей: Василий (1877–?), Петр (1879–1916),   Александр (1881–1955).

Известна судьба лишь Александра Васильевича Давыдова. Он был женат на Ольге Яковлевне де Миллер (1899–1975). В июле 1904 года, следуя добровольцем в действующую армию, в Маньчжурию, Александр Васильевич оказался в Иркутске. Отправился в Знаменский монастырь, чтобы поклониться могиле своей прабабушки. «В ограде монастыря я нашел у самого входа в его обширный двор эту могилу, пред которой ровно полвека никто из потомков этой большой русской женщины не преклонил колена. Меня сопровождал в этом паломничестве один из офицеров батальона, интересовавшийся историей декабристов и обладавший фотографическим аппаратом. Он снял меня стоявшим у решетки, окружавшей могилу. Я послал две такие фотографии моей бабушке Елизавете Сергеевне Давыдовой в Крым, в ее имение Саблы. Позже она говорила мне, что получила их, но когда, после ее смерти, я искал эти фотографии среди разбросанных на полу разграбленного большевиками саблынского дома фотографий и бумаг, я найти их не мог...» С тех пор Давыдовы фотографируются у могилы Екатерины Ивановны Трубецкой, преклонив колени.

Александр Васильевич написал интереснейшие воспоминания о своей семье. Вот несколько строк из них:

«Такой высокой нравственной чистоты, незлобивости и любви к ближнему, как у них, мне никогда больше не пришлось встретить ни у кого. Сохранившийся же навсегда в семьях Давыдовых и Трубецких культ памяти декабристов рано убедил меня в том, что эти моральные качества отличали всю их среду. Из того же, что я слышал от прабабушки, я понял, что декабристов вдохновляла на подвиг глубокая любовь к ближним, к человеку и стремление к его благу. Благо это они не представляли себе вне полной свободы его личности. К этому убежденью они пришли путем знакомства с тем, что тогда происходило в Европе, за пределами нашей страны. То было время, когда там, после векового порабощения народа, всходило солнце свободы. Декабристы принадлежали к самому образованному кругу тогдашнего общества и могли читать все, что писалось тогда на Западе о свободе и о новом государственном строе, способном эту свободу обеспечить. Будучи горячими патриотами и любя свой народ, они желали для него и для своего отечества тех благ, которыми уже пользовались западные народы. Отечественная война 1812 года и изгнание из нашей страны Наполеона, совершенное нашим народом, еще более укрепили их убеждения…».

Эту книгу воспоминаний издала уже после смерти отца его дочь Ольга Александровна Давыдова-Дакс. В предисловии к книге она написала: «И если вернуться назад ко временам декабристов, то я не могу не пожалеть о том, что вся эта молодежь, с ее идеалами, не смогла осуществить своих идей. Может быть, тогда все в мире было бы иным, лучшим, кто знает?».

В 1981 году мадам Дакс вместе с мужем совершила путешествие по памятным для семьи местам. Побывала в Петербурге и Иркутске. Свою дочь Анн Кристин она сфотографировала сидящей верхом на льве у особняка Лавалей. Была она и гостем нашего музея. Анн Кристин (в замужестве де Бельмонте) сейчас вдова, живет в Риме, работает в модном доме «Валентино». Детей в ее семье нет.

Зинаида Петровна Давыдова, первая дочь Елизаветы и Петра, «Воробушек», как ее звали в семье, вышла замуж за офицера Владимира Андреевича Дублянского. Оба ребенка Зинаиды умерли в раннем возрасте.

Екатерина Петровна Давыдова вышла замуж за Алексея Юрьевича Долгорукова (1835–1888), представителя старинного княжеского рода. Дети: Алексей, Маргарита, Юрий, Екатерина.

Екатерина вышла замуж за надворного советника Георгия Борисовича Штюрмера. У них родилась дочь Лиза. Второй муж Екатерины Алексеевны Василий Васильевич Сапелкин был простым служащим Министерства путей сообщения. Император позволил ему сменить неблагозвучную фамилию. Сапелкин стал Яропольским.

Елизавета Георгиевна Штюрмер вышла замуж за Петра Николаевича Витебского, помощника в нотариальной конторе города. Петр Николаевич был театралом и на общественных началах заведовал театральной труппой в городе. Такой яркий человек не мог быть не замечен «машиной смерти», в 1942 году он был расстрелян в ходе репрессий. Впоследствии реабилитирован.

В Орле у Витебских родился сын Николай (1923–1998). Николай Петрович Витебский в 1943 году окончил Горьковское военное училище в звании младшего лейтенанта и сразу попал в действующую армию в Сталинград. Был сапером, чудом остался жив после ранений и контузий. После войны женился на Милитине Михайловне Войновой (1925–1996). В октябре 1947 года у них родился сын Валентин. Валентин Николаевич Витебский – профессиональный музыкант, бас-гитарист. Начинал свою карьеру в ВИА «Орфей», «Веселые ребята», сейчас работает в театре Льва Лещенко. Валентин Николаевич наравне с профессиональной деятельностью музыканта работает в архивах России, восстанавливает утерянные звенья в истории семьи, чем очень помогает нашему музею.

 

3. Свербеевы

    

Зинаида Сергеевна Трубецкая родилась в Петровском Заводе в 1837 году.

Ее избранником стал Николай Дмитриевич Свербеев, чиновник особых поручений по дипломатической части при Якутском правлении, действительный член Императорского русского географического общества.

Зинаида Сергеевна тоже обладала дипломатическим талантом, умела улаживать сложные семейные вопросы. В 1885 году Зинаида Сергеевна получила официальное предложение стать начальницей Смольного института, но предложение было ею отклонено.

Зинаида Сергеевна состояла в переписке с историком Василием Ивановичем Семевским. В 1909 году он издал книгу «Политические и общественные идеи декабристов», в которой благодарит ее за помощь. Зинаида Сергеевна открыла небольшую общедоступную лечебницу, школу, жертвовала деньги на строительство церквей.

У Свербеевых было двое сыновей – Сергей (14.04.1857– 04.04.1922) и Дмитрий (1858–20.3.1889).

Младший сын Зинаиды Сергеевны и Николая Дмитриевича Свербеевых Дмитрий Николаевич был женат на Ольге Дмитриевне Горчаковой (1864–?), происходившей из рода Рюриковичей. Дети Дмитрия Николаевича и Ольги Дмитриевны Свербеевых: Зинаида Дмитриевна (1886–1901) и Мария Дмитриевна (1887–?). Дмитрий Николаевич отличался слабым здоровьем и, находясь на лечении во Франции, в 1889 году умер. Похоронен в России на семейном кладбище села Сетуха Тульской губернии. В течение нескольких лет Ольга Дмитриевна возила дочерей на отдых в Италию. В 1901 году там произошла трагедия: пятнадцатилетняя Зинаида утонула. Тело ее было переправлено для погребения на семейное кладбище в Сетуху. После революции имение Свербеевых и кладбище были уничтожены. Могилы Зинаиды Дмитриевны и ее отца Дмитрия Николаевича утеряны. Сестра Зины Мария вышла замуж за итальянца Амилькара Ангуизола. След этой семьи теряется в Италии.

Старший сын Свербеевых, Сергей Николаевич, как и его отец и дед по отцовской линии, сделал дипломатическую карьеру, работал в посольствах Константинополя, Вены, Мюнхена. С 1910 года – чрезвычайный посланник и полномочный министр в Греции. В 1912 году назначен послом в Берлин. Состоял почетным председателем православного Свято-Князь-Владимирского братства – благотворительного общества, помогавшего оказавшимся в беде православным христианам любой национальности. Он стал последним послом Российской империи в Германии при императоре Николае II. Предупреждал российское правительство о подготовке Германии к войне с Россией. С началом Первой мировой войны Свербеев вместе с другими российскими дипломатами вернулся в Петроград. Сергей Николаевич был женат на Анне Васильевне Безобразовой. После октябрьского переворота семья эмигрировала в Германию. Похоронен на русском православном кладбище Тегель в Берлине. Дети Сергея Николаевича и Анны Васильевны Свербеевых: Дмитрий (1890–1940), Николай (1891–1914), Владимир (1892–1951), Сергей (1897–1966). 

Дмитрий Сергеевич, старший сын, окончил Пажеский корпус, после 1917 года эмигрировал, похоронен на кладбище Тегель в  Берлине.

Николай Сергеевич Свербеев – офицер. Погиб в первые месяцы Первой мировой.

Сергей Сергеевич Свербеев служил в лейб-гвардии Кирасирском Его Величества полку. В первом браке женат на Марии Дмитриевне Нейдгарт, во втором – на Марии Сергеевне Голицыной (Похвисневой). Браки были бездетными. После 1917 года эмигрировал, похоронен в Париже на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Владимир Сергеевич – офицер. Окончил Московский университет. Участвовал в Гражданской войне на юге России. Эмигрировал во Францию, жил в Париже. Принимал участие в общественной жизни русской колонии. Член Союза русских дворян. Член Санкт-Петербургского кружка в Париже. Похоронен в Париже на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Владимир был женат на графине Марии Алексеевне Белевской, правнучке поэта Василия Жуковского и праправнучке императора Николая I. Ее отец был незаконнорожденным ребенком сына императора Александра II Алексея. Теща Владимира Свербеева, правнука Трубецких, была внучатой племянницей Сергея Петровича Трубецкого. Так семьи дважды породнились в разных поколениях.

Мария Алексеевна Свербеева работала в Париже в русском модном доме «ТАО» и была моделью, «олицетворявшей в глазах французов тип русской дворянки». В 1923 году в Париже у Владимира и Марии Свербеевых родилась дочь Елизавета. Ей перешла фамильная реликвия – перстень, сделанный из кандалов ее прапрадеда декабриста Сергея Петровича Трубецкого.

Сегодня Елизавете Владимировне Байрон-Патрикиадес, урожденной Свербеевой, 94 года, она живет в Нью-Йорке. Детей в ее семье нет. Вот так, по иронии судьбы, кандальный перстень хранится у человека, который примирил в себе императора Николая I и благородного бунтовщика Трубецкого – палача и жертву.

 

4. Трубецкие

 

Иван Сергеевич Трубецкой родился в 1843 году в селе Оёк, когда Трубецкие жили на поселении.

Иван женился на Вере Сергеевне Оболенской в 1865 году. Вера очень понравилась его родственникам. Иван писал сестре Зинаиде: «Ее все поголовно полюбили и ведут себя как нельзя лучше. Так, что я просто удивлен петербургским приемом и никогда не ожидал такого. Кто любезнее, трудно сказать».

Иван владел деревней Чекаевка в Пензенской губернии Саранского уезда, где они с Верой и проживали. «Мы с мужем тут устраиваемся как можем: местоположение премилое; горы довольно большие, речка довольно запруженная, на ней мельница; домик очень маленький, но очень чистенький». Вера любила уют, она сама шила, вкусно готовила, выращивала цветы.

В апреле 1872 года Иван Трубецкой получил от писателя Н.А. Некрасова оттиск только что написанной поэмы о декабристках «Русские женщины». Ивану поэма понравилась, в благодарность он отправил поэту портрет своей матери, героини поэмы Екатерины Ивановны Трубецкой.

Иван работал в Министерстве имущественных отношений, готовил документы о балтийских портах России, часто работал ночами и уставал. С юных лет Иван жаловался на головную боль, учащенное сердцебиение. От напряженной работы его здоровье ухудшилось.

В марте 1874 года Иван по делам службы совершил поездку в Петербург. На набережной Мойки у Красного моста у него случился инфаркт, разрыв сердца, как тогда говорили. 17 марта 1874 года Иван Сергеевич умер. Похоронили его в Москве на Новодевичьем кладбище. 

Вера писала Зинаиде: «Теперь ему хорошо с Папа и Мама и со всеми милыми родственниками нашими. Мне иногда жаль, что я с ним не пережила всех его грустей и скорбей, знала его только в веселое и счастливое время его жизни. Мы с ним вместе всегда жалели о том, что Папа и Мама не видели нашего счастия. Так ужасно, что нет существа маленького, которого я могла бы ежеминутно любить, вспоминая Ванюшу, и который, по мере того как рос бы, напоминал бы Ванюшу…».

Зинаида Свербеева, жившая в Москве, ухаживала за могилой брата, высаживала там анютины глазки. Цветы «от Ивана» попадали к Вере в конвертах с письмами или с оказией, если кто-то заезжал к ней лично. Она тяжело переносила одиночество и, чтобы быть кому-то нужной, пошла на работу. В своей деревне учила детей закону Божию, арифметике и рукоделию. С 1876 года работала в Петербурге в детском приюте, основанном на деньги графини Лаваль, бабушки ее мужа. Во время Русско-турецкой войны Вера помогала больным и раненым, читала им газеты, писала письма.

Когда флигель-адъютант Александр Васильевич Голенищев-Кутузов сделал предложение молодой вдове, Вера испугалась потерять доброе расположение родных покойного мужа. Она с тревогой писала Зинаиде: «Что мне тоже страшно, это променять мое хорошее имя на другое, также потерять связь с декабристами; конечно, ко всему привыкнешь, но ведь вот уже 14 лет, что я связана с вашей семьей, и очень дорожу и буду всегда дорожить крепко всеми вашими ласками». Опасения Веры не оправдались, родные Ивана были рады ее счастью.

Иван Трубецкой с Александром Голенищевым-Кутузовым были знакомы, и оба друг о друге составили самое хорошее впечатление. Кутузов сам очень любил и уважал Ивана и просил Веру нисколько не забывать его.

 

5. Лебцельтерны

 

Бережно хранят память о Трубецких потомки родной сестры Екатерины Ивановны – Зинаиды Ивановны Лебцельтерн. Беатрис де Тредерн и Мари-Аньес Андрие (Париж) – племянницы Екатерины Ивановны в пятом поколении. Сестры приезжали в Иркутск, были на открытии музея после реконструкции в 2011 году. Потомицы преклонили колени у могилы своей тетушки Екатерины Ивановны Трубецкой.

Беатрис де Тредерн является автором книги «Les passeurs de la Volga sous Pierre Le Grand et leurs descendants» («Волжские паромщики при Петре Великом и их потомки»), посвященной истории семьи. При написании книги использовались, в частности, материалы из писем и семейных архивов Лебцельтерн.

    

Уезжая из Петровского Завода на поселение в село Оёк в 1839 году, Екатерина Ивановна отправила сестре Зинаиде альбом. «Он содержит различные воспоминания о первой части нашей жизни в изгнании… Я знаю, что ты не бросишь эту книгу без нужды на столе и не будешь всем ее показывать. Она может представить интерес только для небольшого числа тех людей, которые меня действительно любят», – писала княгиня Трубецкая сестре на первой странице альбома.

   

В настоящее время Сибирский альбом княгини Е.И. Трубецкой принадлежит семье г-на Клода де Виньераля, праправнуку графини З.И. Лебцельтерн (г. Париж). В 2016 году он скончался в возрасте 104 лет.

 

 

 

 

А.В.Давыдов "Воспоминания"