A Обычный
A Средний
A Большой
Цвет фона
T Белый фон
T Черный фон
Версия для
слабовидящих
Главная » Библиотека » Материалы по семинару-практикуму для экскурсоводов » Лекция 6 Мемориальная коллекция Дома-музея Волконских

Лекция 6 Мемориальная коллекция Дома-музея Волконских

История меморий Волконских. 

Предметом нашей лекции является мемориальная коллекция Дома-музея Волконских.

Формирование мемориальной коллекции Дома-музея Волконских шло в том же порядке, и по тем же этапам,  описанных в лекции посвященной формированию коллекции Дома-музея Трубецких.

Ниже представлен список меморий с краткими описанием обстоятельств  и времени  поступления экспоната в музей. Кроме экспонатов связанных с историей семьи Волконских также представлены мемории других декабристов, экспонирующиеся в Доме, либо находящиеся в фондах музея. Список составлен в хронологическом порядке поступления экспонатов в музей.

1. Портрет С.Г. Волконского

Гравюра Ф. Кирхнера сделанная с фотографии князя. Прислана в Иркутск внуком декабриста С. Волконским в 1916 г.

Передан в Музей Революции членом Архивной комиссии Овчинниковым в 20-х гг.

2.Шкатулка музыкальная

Музыкальная шкатулка, поступившая в 1920 г., сохраняла свою легенду о принадлежности семье Волконских  только в этикетаже экспозиции 1950-х — 1960-х годов в разделе «Декабристы в Сибири». К сожалению, иным способом документирование легенды не было произведено.

Характерно, что указанный на крышке шкатулки репертуар соответствует музыкальным вкусам княгини М.Н.Волконской. На внутренней крышке шкатулки укреплена картонная этикетка с указанием: «Fabrique de Genève» («Женевская фабрика») и номерами: «22762» и «106». Её репертуар состоит из шести указанных произведений:

1. «Листочек на ветру. Вальс» (нем.);

2. «Севильский цирюльник. Мотив увертюры» из оперы Дж. Россини (франц.);

3. «Королева Топаз. Мазурка» (франц.);

4. «Вильгельм Телль. Аллегро увертюры» из оперы Дж. Россини (франц.);

5. «Трубадур. Хор цыган» из оперы Дж. Верди (итал.);

6. «Лючия ди Ламмермур. Дуэт» из оперы Г.Доницетти (франц.).

Как видно, репертуар, записанный на валике шкатулки, состоит из популярных произведений первой половины XIX века. Поскольку пятое из них – и последнее по времени создания — опера Джузеппе Верди (1813–1901 гг.) «Трубадур» была дописана к 1853 году (премьера состоялась 19 января 1853 г. в театре Апполо в Риме)[1], то шкатулку можно датировать временем не ранее 1853 г. Стиль её отделки также соответствует общему стилю эстетики и быта середины XIX века (второе рококо). При общем увлечении в Иркутске подобными музыкальными игрушками, эта шкатулка могла быть в доме Волконских последние годы перед амнистией 1856 г.

Высока вероятность того, что шкатулка была переправлена в Иркутск как подарок от кн. З.А.Волконской, жившей за границей в Италии в вынужденной эмиграции с 1829 года. В таком случае доставить этот подарок из Рима в Иркутск могла сестра декабриста светлейшая княгиня Софья Григорьевна Волконская (1786–1869 гг.). Овдовев после кончины своего супруга, светлейшего князя П.М.Волконского в 1852 г., С.Г.Волконская много путешествовала, в том числе и за границей, где не могла не навестить кн. З.А.Волконскую в Риме. В 1854 г. она совершила длительный вояж в Сибирь, чтобы повидать своего ссыльного брата

  1. 3.                                    Блокнот М.Н.Волконской.

Экспонат поступил в 1925 году в Картинную галерею, от Ады Федоровны Кропачевой.

Книга поступлений коллекций Иркутского государственного областного музея», начатая в 1927 году, хранящаяся в фондах ИОКМ. Дважды там были записаны передачи в картинную галерею.

Под инв. № 299 (конец 1920-х – начало 1930-х годов) значится: «Собрание художественных произведений картин, рисунков, деревянной скульптуры, керамики, литье из металлов и прочего прикладного искусства, полученное из Музея Народоведения – 292 [предметов]». В дальнейшем это собрание было направлено в Картинную галерею, где хранитель Г.И.Дудин его зарегистрировал с № 920 по 1210.

Вскоре, под № 301, записано: «Собрание худ[ожественных] картин, рисунков <…> и прочего прикладного искусства как не занесённых в музейную книгу поступл[ений] – 189 [предметов]». Приёмо-сдаточный акт от 13 января1934 года. В Картинной галерее Г.И.Дудиным всё означенное было записано под инв. №№ 1255–1443. Очевидно, передача была связана с пополнением исторического отдела мемориальными предметами.

Блокнот карманный (корочки), расшитый бисером (17 х 11 см, Россия, XIX век, бумага, ткань, бисер,) с устной легендой о принадлежности его княгине М.Н.Волконской.

Мода на записные книжки относится к 1820-м – 1830-м годам. На нашем блокноте есть также кожаная петелька для карандаша или металлического (графитового) стержня. По характеру использованного бисера (крупный, ровный, округлый, Подобный молочно-белый, нежно-голубой и черный крупный бисер использовался для вышивки «Портрета мальчика с грушей», принадлежавшей княгине М.Н.Волконской, из собрания Кяхтинского краеведческого музея им. академика В.А.Обручева), по характеру цветочного узора с рокайльными растительными элементами этот блокнот можно датировать 1850-ми годами (до августа 1855 г. – времени отъезда княгини М.Н.Волконской из Сибири).

4.Трубка(чубук)

В 1928 г. в Иркутский музей из Ленинградского музейного фонда по акту от 21 июля 1928 г. поступил деревянный чубук, покрытый бисерной вышивкой, относящийся к 1850-м годам: «Чубук деревянный кустарной работы, покрыт бисерной вышивкой; рисунок вышивки – овивающая гирлянда из ярких красных, синих, розовых и жёлтых цветов по серому фону; наконечник роговый с медной частью».

Средняя часть чубука украшена надетым чехлом. Техника исполнения чехла для чубука отличается от обычной техники вышивания: «При создании объёмных и круглых вещей – кошельков, сумочек, чехлов на чубуки – использовали вязку. Исполнительница нанизывала бисер на нитку согласно рисунку и затем вязала эту нитку крючком или на спицах, оставляя бисер по одной штуке с правой стороны; вязка на спицах приводила к более редкой и эластичной сетке»

В апреле 1918 г. в имении Волконских – Павловка Борисоглебского уезда Тамбовской губернии открылась первая в России «Выставка Декабристов». Её организатором был внук декабриста, князь С.М.Волконский. Часть экспонатов пропала во время транспортировки из Борисоглебска в Москву в крайне тревожных условиях Гражданской войны. Это подтверждено позднейшими исследователями.

Среди экспонатов «выставки декабристов» значился «Чубук». По свидетельству С.М.Волконского, этот чубук принадлежал его деду-декабристу. В единственном сохранившемся до наших дней экземпляре каталога напротив номера экспоната стоит знак «минус». Это означает, что при инвентаризации 1920-х годов чубук не был обнаружен. Не исключена версия о том, что чубук из иркутского музейного собрания – это и есть затерянный предмет с выставки 1918 года.

5.Фортепьяно

Актом от 19 января 1926 г. был взят на охрану «клавесин, разбитый, принадлежавший семье Волконского». Но поступил он в музей,  естественно, раньше, раз в декабре 1925 г. уже экспонировался на юбилейной выставке.

 При фронтальном просмотре подшивки старых газет удалось обнаружить крошечную заметку, не учтённую ни одним  библиографическим  указателем: «В уголок декабристов местного Музея Революции поступили в дар от гр-на Эвенбах ценные клавесины декабриста Волконского.

В справочниках по Иркутску фамилии «Эвенбах» найти не удалось. Она встретилась в искусствоведческой литературе  и в «Иркутской летописи». Отец художницы-графика Евгении Константиновны Эвенбах (1889–1981) К.А.Эвенбах служил на железной дороге в начале XX в. и был редактором первого номера еженедельника «Сибирский торговый промышленный вестник», выпущенного издателем «Труд и капитал» 25 октября 1911 г. Сама Е.К.Эвенбах провела в Иркутске несколько месяцев с лета 1914 г., работая в одной из канцелярий, затем – в военном госпитале по окончании курсов сестёр милосердия. А затем вернулась в Петербург. Вероятно, музыкальный инструмент Волконских был передан музею именно этой семьёй.

Семнадцать лет спустя, без видимых причин, в годовом отчёте краеведческого музея за  1935 г. инструмент уже числится как «клавикорды Екатерины Трубецкой]. В инвентарной книге краеведческого музея записано: «Старинная клавикорда, принадлежавшая кн[ягине] Трубецкой».

Итак, к 1935-му году возникло две версии принадлежности музыкального инструмента – Волконским и Трубецким. Немудрено, что создатели музейной экспозиции отдела истории ИОКМ в 1960-x гг., руководствуясь документами 1920-х гг., экспонировали «клавесин из дома  Волконских», тогда как авторы экспозиции в доме Трубецких в l973 г. по инвентарным записям 19З0-х гг. считали инструмент собственностью Трубецких. В начале 1970-х гг. научными сотрудниками отдела декабристов ИОКМ были проведены консультации с музыковедом И.Ю.Харкеевич (г. Иркутск). Она предположила по необычному внешнему виду инструмента, что это –  клавицитериум.

Натурные исследования, проведённые в 1975–1976 гг. и сверка со специальной литературой показали, что в Иркутске сохранился уникальный экземпляр «пирамидального фортепиано», подобным которому не располагают ни Государственный музей музыкальной культуры им. М.И.Глинки (г. Москва), ни Музей музыки Санкт – Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства.

Есть ещё одно предположение. Несколько лет сын Волконских, Михаил, брал уроки пения у преподавателя музыки и пения Девичьего института Восточной Сибири в  1848–1854 гг. Иосифа (Джузеппе) Борзатти, который, судя по письмам С.Г.Волконского, всё своё время пребывания в Иркутске жил в одном из флигелей на усадьбе Волконских и выехал из Иркутска на родину во Флоренцию (Италия) 18 сентября 1854 г. [24; 41, с.99]. Пирамидальное фортепиано, связанное с семьёй Волконских, могло в своё  время им достаться от Борзатти.

В музее города Obergűnzburg (Германия) хранится пирамидальное фортепиано работы неизвестного мастера, датируемое серединой XVIII в. и реставрированное в 1998 г. По традиции XVIII в., цвет клавиатуры обратный современному (полутона – белые, большие клавиши – чёрного цвета).  Внешне оно также декорировано скромно. По сведениям директора музея музыкальных инструментов в Мюнхене доктора Joppig, существуют ещё четыре подобных инструмента (пирамидальных фортепиано) – в немецких городах Nűrnberg, Frankfurt/Main, Goethe – Haus (Веймар), а также в Bruxelles (Бельгия)

Полное научное наименование инструмента по его реставрационному паспорту: «Струнный ударный клавишный музыкальный инструмент, имеющий: корпус пирамидальной формы, вертикальное расположение струн, механику венского типа, диапазон звучания – шесть октав (73 хора [струн]), [три педали управления]». За время реставрации имя автора (создателя) данного инструмента установить не удалось. Может быть, соответствующая марка была утрачена вместе с оригинальным съёмным клапаном клавиатуры, на котором, обычно, и помещается фирменный знак. Однако при вскрытии задней панели была обнаружена не вполне чёткая надпись карандашом на немецком языке — подпись мастера.

Реставраторы определили хронологические границы времени создания данного фортепиано: между 1780 и 1810 годами. Исходя из особенностей  техники исполнения и обработки деревянных поверхностей корпуса (по заключению авторов реставрационного паспорта – «рядовой ширпотреб»), Г.А.Николаев относит изготовление инструмента не к первой четверти XIX в., а всё же к концу XVIII в., к 1790-м годам. Этому подтверждением и более скромная отделка инструмента.

6. Трубка(чубук).

В 1945 году у иркутянки Знаменской была приобретена курительная трубка – чубук декабриста С.Г.Волконского. Часть сведений, сообщенных бывшей владелицей, была настолько фантастична (конец 18-го века!), что другая часть легенды – о принадлежности трубки С.Г.Волконскому и о том, что вышивку на чубуке бисером, по преданию, делала княгиня М.Н.Волконская – в запись КП не вошла.

Удалось разыскать представителей семьи, из которой происходит трубка С.Г.Волконского. Антонина Алексеевна Знаменская была женой Сергея Егоровича Знаменского, который был связан с семьёй Белоголовых.

7. Рояль

В 1968 году научный сотрудник Лимнологического института Сибирского отделения Академии Наук СССР Галина Федотовна Мазепова обратилась в Иркутский областной художественный музей с предложением принять в дар рояль фирмы «Lichtenthal» («Лихтенталь»). В дарственной от 22 мая 1968 г. на имя директора музея А.Д.Фатьянова говорилось: «Рояль перешел мне по наследству от моей матери. По её рассказам он принадлежал ранее кому-то из декабристов». Устное семейное предание о принадлежности инструмента семье Волконских Г.Ф.Мазепова в дарственной указывать не стала, не имея на то прямых документальных доказательств. В это время началась реставрация дома Трубецких в Иркутске, и А.Д.Фатьянов посчитал, что правильнее будет передать рояль туда. В Доме-музее декабристов, открывшемся 29 декабря 1970 г., «Lichtenthal» украсил гостиную. Проверкой его легенды занимались одновременно Н.С.Струк – первая заведующая декабристским отделом, и краевед И.И.Козлов. Некоторые предварительные материалы исследований были опубликованы. Последующие поиски позволили уточнить первоначально собранные сведения.

         В письмах чиновника Гермогена Андреевича Трапезникова, доверенного Волконских по продаже иркутского дома и оставшегося имущества, нашлись сведения о рояле. В одном из писем Г.А.Трапезников сообщает, что «продано фортепьяно фирмы». Название фирмы, надо полагать, сыграло в продаже рояля решающую роль.

Знаменитый бельгийский фортепианный мастер Гейнрих Герман Лихтенталь, разоренный у себя на родине во время революции 25 августа 1830 г., ликвидировал свою фабрику и вскоре переселился из Брюсселя в Санкт-Петербург. Здесь он возобновил выпуск своих прекрасных инструментов. К середине 1840-х годов о фортепиано Лихтенталя заговорили повсеместно.

Музыковед И.Ю.Харкеевич выявила архивный документ, из которого следует, что 4 марта 1837 г. на имя М.Н.Волконской был доставлен большой «транспорт вещей» для обзаведения на поселении. Среди 22-х ящиков, отправленных из Москвы А.Н.Раевским для своей сестры, особенно выделялся «ящик большой с фортепианом в 500 рублей» Вес его – 21 пуд 22 фунта, или 344 кг 800 г. –говорил о том, что «это могло быть концертное пианино или рояль с металлической или чугунной рамой» В октябре – ноябре 1990 г. по договоренности с кооперативом «Камертон» при консерватории рояль Lichtenthal был транспортирован на реставрацию в Санкт-Петербург. Уже в марте 1991 г., при разборке инструмента, на одной из деталей механизма, была найдена надпись, свидетельствующая о том, что музейный Lichtenthal был изготовлен фортепианным мастером по имени «Carl Fogt» в мае 1831 года. Следовательно, это один из первых инструментов, созданных в мастерской Г.Г.Лихтенталя после его эмиграции в Петербург, возможно, ещё на запасных бельгийских деталях.

Таким образом, совокупность документальных сведений и данных реставрационных исследований позволила подтвердить устное предание о принадлежности рояля семье декабриста С.Г.Волконского.

8. Шаль М.Н.Волконской.

Поступила в музей в1970 г. от Перфильевой Марины Андреевны. По легенде подарена М. Волконской иркутской сироте Варваре Радионовой.

В 1975 году шаль была украдена из экспозиции музея.

Спустя двадцать с небольшим лет этот предмет поступил в Читинский областной краеведческий музей им. А.К. Кузнецова под названием «Фрагмент атласной шали с шерстяными кистями».

В 2002 году директором музея Ячменевым Е.А. в Читинский музей были предоставлены фотографии украденной шали, сравнение с которыми позволило установить, что музейный предмет, именуемый как «шаль Волконской», полностью совпадает с «фрагментом атласной шали с шерстяными кистями».

Благодаря сотрудничеству руководства двух музеев, мемориальный предмет в феврале 2012 г. вернулся в Иркутский музей декабристов.

9. Книга «Прусский устав и тактика».

На форзаце подпись  - «Сергей Волконский». Книга подарена коллекционером В.Н. Груслановым в 1973 г.

По легенде была найдена дарителем в Берлине, в бункере Гитлера, в 1945 г..

В.Н. Грусланов –  известный советский коллекционер, писатель, участник Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн, обладатель полного банта Георгиевских крестов. Работал научным сотрудником артиллерийского музея в Ленинграде, затем директором военно-исторического музея им. А. С. Суворова.  За свою жизнь Владимир Грусланов передал на хранение в музеи страны более тридцати тысяч экспонатов. 

10.Шкатулка из тополя

Принадлежала матери Л.Н.Толстого, Марии Николаевне, происходившей из рода Волконских. В 1976 г. передана в музей членом союза писателей Либединской Лидией Алексеевной, внучатой племянницей Толстого.

11.Фото С.Г. Волконского

1850-е гг. Подарено музею Виталием Зоркиным в 1985 г.

Виталий Зоркин – иркутский журналист, преподаватель. Автор множества публикаций о истории декабристов,  и собиратель декабристских реликвий.

12.Письмо М.Н. Волконской из Читинского острога

Подарено музею В. Зоркиным в 1985 г. Экспонат передан музею Павлой Сергеевной Котляревской – правнучкой М. Орлова

13.Зеркало Тихоновой

Передано в музей Ольгой Тихоновой внучкой Анны Самагиной, няней Елены Волконской. По рассказам дарительницы, после отъезда Волконских из Иркутска Самагиной купили дом с флигелем и подарили несколько вещей, в том числе зеркало. К 80-м годам из подаренного сохранилось только зеркало, которое по просьбе журналиста В. Зоркина и Е. Ячменева Тихонова передала в музей.

14.Шкатулка Волконских

Англия 2п.19 в. Поступила в 1996 г. от А.Д. Востокова, из собрания Н.Д.Востоковой. Экспонировалась как принадлежавшая семье Волконских. По легенде, в 1916 г. Елена Волконская подарила шкатулку жене своего внука С. Джулиани, Н.Д. Шевич

15.Ружье

Английский капсульный дробовик «утятница», найдено в доме Волконскихв 50-х гг. Приобретено в 1998 г.

16. Кубик

Был найден при реставрации пирамидального фортепьяно в к. 90-х гг. Предположительно принадлежал Сергею Молчанову – внуку декабриста.

17.Портрет А.Н. Волконской(Репниной).

Получен от помощника председателя политической партии «Жизнь» Жданова, при содействии С. Миронова. Портрет приобретен в частной коллекции в 2003 г. Р

анее в 1999 г. картина прошла реставрацию в ходе которой было установлено что на портрете изображена мать С.Г. Волконского, .А. Н. Волконская, урожденная Репнина.

18. Пор­трет Е. Н. Давыдовой (урожд. Самойловой, бабушки М.Н. Волконской)

Работа неизвестного художника 1820-х годов с оригинала В.Л. Боровиковского. Приобретена из собрания петербургского коллекционера Епатко Ю.Г. при содействии И.С. Гринберга в 2008 г.

19. Кольца С.Г. и М.Н. Волконских

Ранее перстни принадлежали известному тамбовскому коллекционеру Николаю Алексеевичу Никифорову. Историю их появления в своей коллекции он описал в книге «Поиски продолжаются».

Как известно, подобные кольца изготавливали из кандального железа, «подложенного золотом» братья Бестужевы.

Много позже, когда в 1856 году  Сергей Волконский покинул Сибирь, в Москве у лучшего ювелира он заказал для себя и своей жены два перстня из кандального железа.

Эти реликвии неоднократно экспонировались на различных выставках, посвященных декабристам. Последняя из них проходила в филиале Государственного исторического музея в мемориальном доме Муравьевых-Апостолов в 1987 году.

В 2010г. кольца были приобретены ИМД.

Мемории декабристов

20.Портрет И. Сельского.

От Приклонского в 1893 г. Работа Н. Бестужева. На картине изображен управитель дел ВСОРГО,работа подписана автором.

21. Вышевка М.К. Юшневской

В 1932 г. в Картинную галерею из бывшего музея ВСОРГО была передана ещё одна вышивка — «Девочка с собакой» по бумажной канве ( Бумага, шёлк, шерсть, 14 х 18 см). В КПП записано: «[Поступление] 1930 г. Приобретено в Иркутске». Глухие сведения не позволяют сделать более определённых выводов. Устная легенда, дошедшая до нас благодаря профессиональной памяти А.Д.Фатьянова, гласит, что вышивка сделана рукою М.К.Юшневской. Действительно, она давала уроки рукоделия барышням в Иркутске и в Кяхте, где бывала неоднократно.

«Девочка с собакой» похожа на такой учебный сюжет: «Девочка в сидячем положении, голова лежит на согнутой руке на шее собаки; изображение en face; платье красное с белым; собака чёрная; голова en face в ошейнике; группа на фоне пейзажа, лапа, кончик носа собаки и туфли девочки – шиты бисером. Слева канва – порвана; бисер на глазах собаки – осыпается». В этой вышивке чувствуется влияние сентиментализма. Датировать её возможно 1850-ми годами.

22.Ковер П. А. Муханова

в бумагах ВСОРГО сохранилось письмо от его корреспондента Ивана Афанасьевича Евсенина (1889–? гг.), политического ссыльного, ... В 1912 г. И.А.Евсенин переехал в Иркутск, выполнял задания ВСОРГО по изучению быта инородцев. По поручению Российской Академии наук И.А.Евсенин собирал этнографические наблюдения и фольклор в улусе Кукшин

Из Кукшина И.А.Евсенин писал 19 ноября 1914 г.: «Насколько мне известно, при Восточно-Сибирском отделе функционирует особая комиссия, поставившая своею целью собирание сведений и материалов, относящихся к пребыванию декабристов в Сибири.

Принимая во внимание это, считаю нужным довести до сведения распорядительного комитета следующее: «Мне сообщили, что в селе Братское Нижнеудинского уезда проживает старик ВДОВИН, у которого некогда жил на квартире декабрист МУХАНОВ. ...В церкви находится ковёр, пожертвованный Мухановым. Ковёр тщательно сохраняется церковным причтом и постилается на амвоне только в особо торжественных случаях.

Брат старика Вдовина служил в дядьках у известного декабриста кн. Волконского в бытность последнего в г. Иркутске. Сам Вдовин, приезжая к брату в Иркутск, имел беседы с кн. Волконским

В 1935 г. в музей поступил ковёр декабриста П.А.Муханова, о котором было известно ещё с 1914 года по письму Евсенина.

«В течение осени 1935 г. в музейное хранилище антирелигиозного отдела поступили коллекции, собранные от закрытых 4-х церквей Иркутского района и из Братского. В числе экспонатов имеются:  <…> большой афганский цветной  ковёр, некогда принадлежавший декабристу [П.А] Муханову (с. Братск). Означенный ковёр передан в историко-революционный отдел музея».

23. Икона-складень жены М.Кюхельбекера, А.С. Токаревой

Получена в дар краеведу И.И. Козлову от семьи Попрядухиных в1971 г. По рассказу дарителей их семья была связана с Токаревыми родственными узами. Евг. Сем. П – кормилица семьи Трубецких

24. Дагерротип И. Пущина и дагерротип И. Поджио

Подарен музею К.Г. Волконской-Никулиной в 1972 году, при содействии В. Зоркина.

В ноябре 1841 года около Большого театра, на Никольской улице, было открыто первое в Петербурге дагерротипное ателье А. Давиньона и Г. Фоконье, где снимались портреты «в две минуты». Однако закономерно было бы ожидать и изготовления в нем видовых изображений столицы, так как Давиньон задумал грандиозный проект под названием «Дагеротипные прогулки по России». Сняв на пластины виды многих городов и селений обширной Российской империи, конечно же, и ее столицу, типы разных по национальности жителей, сфотографировав памятники истории и архитектуры. Он совершил в 1843 и 1844 годах далекие путешествия по стране, побывал и в Сибири, где был арестован за изготовление дагеротипных портретов государственных преступников - ссыльных декабристов. Летом 1845 года он приехал в Иркутск. О приезжем дагерротиписте узнали декабристы, жившие неподалеку от Иркутска. В скором времени в слободе Оек Давиньон сделал портреты С.П. Трубецкого и членов его семьи, в селении Уриковское – С.Г. Волконского и членов его семьи, в селении Михалевское – Н.А. Панова, в селении Усть-Кудинское – П.А. Муханова, Александра и Иосифа Поджио, а также других декабристов, живших в деревнях под Иркутском.

Долгие годы считалось, что дагерротипы Давиньона были уничтожены царской администрацией. Однако в 90-х годах уже ХХ века в редких фондах Пушкинского дома в Санкт-Петербурге, в Историческом музее Москвы и Эрмитаже были обнаружены Давиньоновские фотографии декабристов и их семей, выполненные на серебряных пластинках.

Дагерротипы сохранились. На обоих портретах сзади убористым мелким почерком сделаны надписи на французском языке. Сохранилось два портрета И.В. Поджио, снятых в один сеанс. На экспонате музея– там, где Поджио подносит ко рту чубук, - более похож на «эскиз». На обоих портретах сзади убористым мелким почерком сделаны надписи на французском языке.

На первом: «Дорогая Наташенька, вот черты твоего отца. 15 июня 1845 г.», на втором: «Дорогая Сонечка, вот черты твоего отца после двадцати лет изгнания, в возрасте 53 лет».

25. Шкатулка и фотографии Д.И. Завалишина

Подарены музею внуком декабриста Б. Еропкиным в 1972 г.

26. Монетница

27. Подушечка бисерная

28. Бюст Е.Ледантю

29. Пешка

30. Ручка для пера

31. Оттиск печати Ивашевых

Выше перечисленные экспонаты были переданы потомком семьи декабриста В. Ивашева Т.В. Цукшверрдт в 1979 г.

32.Цепочка

Передана потомком семьи декабриста В. Ивашева Е.К. Фандерфлидт

33.Веер принадлежащий семье Рылеевых.

Получен в 1979 г. от коллекционера В. Н. Грусланова, получившего его от художника З.В. Кобылецкой, унаследовавшей экспонат от потомков Рылеева в 1923 г.

34.Ковер Батенькова

Передан в музей  внучкой воспитанника декабриста Г.С. Батенкова А.Э. Лучшева – Лучшевой А.А.

Г.С. Батеньков в 1846 году приехал в г. Томск – после 20-летнего наказания в одиночной камере Петропавловской крепости. Приютила Гаврилу Степановича семья– три брата Лучшевых – Николай Иванович, Александр Иванович и Эпекет Иванович. Неожиданно через два года в семье Лучшевых умирает младший брат Эпекет Иванович – и перед смертью просит Гаврилу Степановича позаботиться о его вдове Ольге Павловне, и детях. Гавриил Степанович до конца своих лет выполнял эту просьбу. Прожил Гавриил Степанович в семье Лучшевых в Томске 10 лет. Ковер из дома Гаврилы Степановича после его смерти со всеми его вещами был во владении Ольги Павловны. В 1887 году к моменту свадьбы Анатолия Эпекетовича, Ольга Пвловна покупает сыну дом, и часть обстановки Гаврилы Степановича, в том числе и ковер, из дома Ольги Павловны переходит к нему.

35.Стол Д. Завалишина

36.Диван Д. Завалишина

37.Шкаф Д. Завалишина

Экспонаты составившие мебельную группу в кабинете С.Г. Волконского были приобретены у Б. Еропкина, внука декабриста Д.И. Завалишина в 1981 г.

 

38.Медальон М. А. Фонвизина «Непорочное сердце»

Дар Лидии Афанасьевны Пуриховской в 1994г. с устной легендой о принадлежности медальона жене декабрист Наталье Фонвизиной.

 

39.Медальон и чернильница семьи Каховских

Передан музею историком-декабристоведом С.Ф,Ковалем в 1995г. По преданию принадлежала декабристу П.Г.Каховскому и его семье.  

Получены от М.С. Догановской - внучатой племянницы декабриста П. Каховского. 

На боковой стороне по окружности выгравирована надпись; "Все упование мое на тя возлагаю - 1834 год: Июля 11. д:" 

 

 40. Портрет Н. Муравьева работы Бестужева

1836г. Приобретен у частного коллекционера А.Б. Сидорова в 2002 г., при содействии И.С. Гринберга.



16. Кубик


14. Шкатулка Е. Волконской

 


 

19. Кольца