A Обычный
A Средний
A Большой
Цвет фона
T Белый фон
T Черный фон
Версия для
слабовидящих
Главная » Музей детям » Конкурсы » Методическое пособие "Сибиряки и декабристы в Отечественной войне 1812 года"

Методическое пособие "Сибиряки и декабристы в Отечественной войне 1812 года"

Тарасов В. И., Горбунова И. А.

 

Информационно-методическое пособие

для участников регионального конкурса

детских рисунков «Отечественная война 1812 года»

 


 

От авторов

 

В рамках конкурса «Отечественная война 1812 года», проводимого совместно Иркутским областным историко-мемориальным музеем декабристов и Иркутской областной детской школой искусств две основные темы: «Иркутяне в войне 1812 г.» и «Декабристы в Отечественной войне 1812 г.».

Возможно, этот конкурс — первый из конкурсов на историческую тематику, в котором так конкретно определяются его задачи, направление и выбор тем.

Ставится цель не приблизительно очерченная, не поверхностная. Не создание более или менее успешных вариаций на то, что уже многократно изображалось, но возможность приоткрыть в своём творчестве те героические страницы истории России и Сибири, к которым не прикасалась ещё рука художника. Воссоздать героические эпизоды военной истории, которые малоизвестны даже специалистам и краеведам.

Грозный 1812 год. На борьбу с Наполеоном встала тогда вся Россия. Весь русский народ, все его сословия. И на самых горячих участках сражений были воины-сибиряки, как и в битвах другой Отечественной войны 1941-1945, более близкой нам, и потому более известной.

Подвиги и тяжёлый ратный труд известных и неизвестных героев, будущих декабристов и уроженцев Сибирской губернии предстоит отобразить участникам конкурса.

Показать особенную атмосферу героизма и стойкости, сближавшую рядовых солдат-сибиряков и младших офицеров, ушедших на войну по зову сердца.

И для тех, и для других освободительная война 1812 г. стала яркой, а иногда — и главной страницей их биографии. Наши земляки, рядовые солдаты и унтер-офицеры сибирских полков, молодые прапорщики и поручики — будущие декабристы, — часто оказывались на одних и тех же участках боёв в самом пекле больших и малых сражений. Через годы после войны их судьбы связала Сибирь.

Вернулись домой в таёжные сёла немногие уцелевшие, вышедшие в отставку или уволенные по ранениям ветераны, отправились в сибирские гарнизоны дослуживать бессрочную службу участники Семёновского бунта, а затем и часть нижних чинов участников восстания на Сенатской площади. Потянулись в Сибирскую каторгу повозки с офицерами-декабристами. Сибирь надолго стала местом их ссылки. А история этой ссылки стала частью Сибирской истории и истории нашей области.

В созданных юными художниками графических и живописных работах известные и неизвестные герои той войны снова встретятся, вновь обретут общую цель и общее стремление.

 

 

Тема войны 1812 года в изобразительном искусстве


Тема Отечественной войны 1812 года является одной из наиболее ярких тем русской исторической живописи. Первые живописные и графические произведения были созданны современниками, свидетелями и даже участниками боевых действий, сразу по горячим следам событий. Это были как профессиональные художники, так и художники-любители. Работы 30-50-х г.г. XIX в. представлены, в первую очередь, графическими зарисовками, портетной живописью и многотиражной лубочной графикой (А. И. Оленин, А. Г. Венецианов, М. И. Теребенев). Портретная галерея партизан отечественной войны принадлежит кисти художников М. И. Теребенева и А. Ф. Смирнова. Ценным историческим материалом являются походные зарисовки А. В. Чичерина и А. Дмитриева-Мамонова. Известны разработки батальных тем в графических техниках И. А. Иванова, П. Скотти, С. Корделли. С 30-х г.г. XIX в. развивается академическое направление в русской батальной живописи. Оно отличается тщательной проработкой детали и, пожалуй, излишней парадностью изображения.

К работе по отображению эпизодов войны привлекались русские и зарубежные художники (в первую очередь из Германии). Широко известна портретная галерея русских полководцев, созданная английским портретистом Доу. Важнейшие сражения русской армии отображены в картинах немецкого художника П. Гесса. В России заказы на работы баталистов поступали в основном от царской семьи. В Германии и Франции тема Наполеоновского похода в Россию, блеска его побед и тяжести поражения были популярны в более широком круге почитателей. Там не только создавались живописные произведения, но и издавались литографические репродукции и малотиражные графические альбомы. Авторами были известные французские и немецкие художники, в том числе участники похода в Россию А. Адам, Х. В. Фабюр дю Фор, Г. Шадов, А. И. Зауервейд.

В России главным способом распространения картин, изображающих события Отечественной войны, стал народный лубок. Печатные листы с портретами боевых генералов и известных сражений можно было увидеть и в крестьянской избе, и на почтовой станции, в усадьбе помещика и придорожном трактире. Во второй половине XIX в. батальный жанр (а для русской живописи это, в первую очередь, изображение событий войны 1812 года) развивается как в академическом направлении (Б. П. Виллевальде, М. О. Микешин), так и в традициях критического реализма (В. В. Верещагин, А. Д. Кивщенко).

К столетию Бородинской битвы было создано масштабное полотно Бородинская панорама (Ф. А. Рубо). Тогда же к юбилейной дате появилось большое число произведений живописи и графики, среди которых можно отметить графические работы Н. С. Самокиша. В советское время к теме войны 1812 года художники впервые обратились в годы войны с фашистской Германией. Широко отмечался 150-летний юбилей Бородинской битвы, были воссозданы разрушенные после революции памятники, созданы новые произведения живописи, графики и скульптуры. Чем дальше в глубину веков уходили события той войны, тем более эмоциональными становились работы художников, но в то же время исчезали в их работах значимые детали, создающие достоверность, историчность происходящего. Трудом многих поколений баталистов были воссозданы яркие картины событий тех лет. Но ни тема Сибирских полков, ни тема декабристов в войне 1812 года пока не нашли своего отражения в изобразительном искусстве. И работы, выполненные к нашему конкурсу, могут стать первыми.





Сибиряки в войне 1812 г.


В начале XIX в. в период с 1805 по 1811 гг. полевые полки русской армии, охранявшие сибирскую границу, были выведены на Западные рубежи Российской империи. Задачи по охране границы были возложены на гарнизонные батальоны, Сибирское линейное казачье войско (в Западной Сибири) и Пограничное казачье войско (в Восточной Сибири). Часть полков покинула Сибирь задолго до наполеоновского вторжения, часть – накануне.

Пехотные: Томский, Селенгинский и Ширванский. Драгунские: Сибирский и Иркутский. Егерьские: 18, 19 и 23 (сформированные из сибирских егерьских батальонов).

Сибирскими эти полки были не только по названию (как, например, Тобольский пехотный и Сибирский гренадёрский), но и по месту создания. Кроме того рядовые и унтер-офицеры, или как тогда говорили «нижние чины» этих полков, являлись уроженцами сибирских губерний. По указам императоров Павла I и Александра I и по распоряжениям сибирских губернаторов на пополнение и формирование этих полков направлялись сибирские рекруты. Ширванский полк, созданный ещё Петром I,также был полностью укомплектован сибиряками, так как издавна стоял в Сибири. Большинство выведенных из Сибири полков сразу по прибытии в западные губернии приняли участие в боевых операциях, которые проводила тогда Императорская Россия. На северо-западе против Швеции, на юго-западе против Турции, на западе против Франции.

К моменту наполеоновского вторжения солдаты сибирских полков были уже опытными воинами, прошедшими в боях и походах Шведскую Финляндию, Польшу и Пруссию, Балканы и Молдавию.

На основе взятых от сибирских полков рот и эскадронов создавались тогда и новые полки русской армии, в которых сибиряки составляли до трети нижних чинов. Это были Якутский, Охотский, Камчатский, Брестский, Минский, Кременчугский – пехотные, 32 егерьский, Серпуховский и Арзамасский драгунские.

Один эскадрон Сибирского драгунского полка вошёл в состав Оренбургского полка.

При распределении  сибирских полков по дивизиям, размещённым по западной границе империи, наибольшее число воинов-сибиряков оказалось в составе 4, 23, и 24 пехотных дивизий. В 24-й – Томский, Ширванский и 19-й Егерьский. В 4-й – Кременчугский и Минский. В 23-й Селенгинский и 18 егерьский. В 17-й – Брестский пехотный. В 4-м кавалерийском корпусе Иркутский, Сибирский и Оренбургский драгунские.

На юге в 3-й армии: Якутский пехотный (9-я пехотная дивизия) и 32-й егерьский (18-я пехотная дивизия). В Дунайской армии - Охотский, Камчатский полки (16-я пехотная дивизия).

Имевшиеся в полках запасные и резервные батальоны, эскадроны и гренадёрские роты, в которых также были сибиряки, сохраняя свой личный состав и полковую униформу, сражались с французами, как правило, в составе других воинских соединений – сводных батальонов и полков.

После вторжения наполеоновских полчищ в Россию, во время планомерного отступления русской армии к Смоленску, первыми из сибиряков сразились с французами драгуны и егеря, входившие в состав арьергардов (войск, прикрывавших отступления основных сил). Арьергардные бои происходили на всём протяжении пути от границы до Смоленска и далее до Бородино.

Сибирские пехотные полки 24-й дивизии и Селенгинский полк свой первый бой с французами приняли под стенами древнего Смоленска. В ночь с 4 на 5 августа они сменили воинов корпуса Раевского, выдержавших наступление превосходящих сил противника. Задачей Томского, Ширванского, 19-го егерьского и Уфимского полков была оборона Красненского предместья и Королевского бастиона. Селенгинский и 18-й егерьский были размещены вблизи Молоховских ворот. Именно этим участкам Королевскому бастиону и к Молоховским воротам предстояло сдерживать самый яростный натиск французских войск. Позднее в помощь им были направлены полки Минский и Кременчугский. В боях у Молоховских ворот погиб шеф Иркутского драгунского полка генерал Скалон, командовавший бригадой в составе Иркутского, Сибирского и Оренбургского драгунских полков.

Сибирские полки 1-й армии приняли участие во всех значимых и малых сражениях на направлении главного удара наполеоновских войск. В главном сражении этой войны в Бородинской битве они были на самых сложных его участках.

24-я пехотная дивизия выбивала французов с батареи Раевского, захваченной противником во время второй атаки, а затем героически защищала её и оставила только из-за больших потерь. В боях за Курганную высоту принимали участие Томский и Ширванский пехотные полки, 18 и 19 егерьские, Иркутский, Оренбургский и Сибирский драгунские. В героической обороне Семеновских флешей приняли участие батальоны Минского, Кременчугского и Селенгинского полков. На левом фланге русских позиций сражались с вестфальской пехотой и польским корпусом Понятовского Минский, Брестский и Кременчугский пехотные. После Бородино были Тарутино, Малоярославец, Вязьма и Красный. И затем отступление французских войск, перешедшее в малоуправляемое бегство.

Сибирские полки показали свою стойкость и боевую выучку не только на главном направлении. 23-му егерьскому полку довелось принять участие в битве при Полоцке, преградившем наступление наполеоновских войск на Санкт-Петербург.

На юго-западе в Подолии и на Волыни против австрийского корпуса Шварценберга сражались пехотные полки  Камчатский, Охотский, Якутский и 32-й егерьский, Серпуховский и Арзамасский драгунские. Им же предстояло принять участие в боях у Березины, последнем крупном сражении Отечественной войны 1812 г. и в преследовании неприятеля до российской границы.

Сибиряки приняли участие в партизанской войне; в составе армейских партизанских отрядов Орлова-Денисова (батальон 23 егерьского полка), Дорохова (батальон 19 егерьского), Ожаровского (батальон 19 егерьского), причём в отряде Орлова-Денисова егеря были в конном строю, на отбитых у французов и взятых у крестьян лошадях.

Иркутская губерния направляла рекрут в сибирские полки от момента их создания до вывода из Сибири. Кроме косвенных этому есть и документальные (из Госархива Иркутской области) подтверждения. Так в январе 1807 г. губернское правительство организовало доставку 200 рекрутов до города Томска в полки Сибирской инспекции. В октябре 1808 г. предписывалось набрать со всей губернии (в т.ч. Забайкалье и Нерчинский горный округ) 712 рекрутов, а с иркутской округи 242 рекрута на доведение до боевой численности 18 егерьского полка.

Ещё одним свидетельством, пожалуй, самым ценным, являются «пашпорты», дававшиеся на отставку нижних чинов. Такие «пашпорты» и копии с них встречаются в документах волостных правлений и мирских изб (органов сельского самоуправления). В них указывается подробно откуда и когда солдат поступил в рекруты, в каких полках проходил службу, участие в боях и походах, ранения и награды. Из этих документов можно узнать о службе в 23-м егерьском полку уроженцев Киренского уезда Т. П. Пшенникова и М. И. Верещагина, их участии в боях у Полоцка и на Березине. В Иркутском драгунском – М. С. Харитонова и И. А. Таюрского, также из Киренского уезда, участников боёв за Смоленск и Бородинской битвы. В том же полку проходили службу Л. П. Корнаков и Г. И. Куликолов, также уроженцы Иркутской губернии. В Сибирском драгунском – В. С. Стариков. Сейчас можно говорить более чем о двадцати именах участников той войны. В списках отставных воинов встречаются ветераны 18 егерьского, Серпуховского уланского, Селенгинского, Минского и Камчатского пехотного. В бородинских списках есть имена иркутян – участников Бородинского сражения из Брестского пехотного и Иркутского драгунского полков. Автор классического труда об истории Отечественной войны 1812 года, А. И. Михайловский-Данилевский, также отмечал факт отправки в Московское ополчение иркутским городским обществом нескольких добровольцев, обмундированных за счёт мещанского и цехового обществ Иркутска. По сведениям иркутских историков, это были А. Хабардин, И. Месихин, П. Гуляев и А. Тюрюмин.





Декабристы в войне 1812 года


Будущие декабристы были выходцами из дворянских семей, вековые традиции которыъ предписывали им служить верой и правдой царю и Отечеству, тем более в лихое время, когда враг вступил в пределы России. Самые яркие воспоминания об Отечественной войне 1812 года оставил декабрист Ф. Н. Глинка.


Глинка Федор Николаевич

Ф.Н. Глинка к началу войны 1812 г. находился в отставке. Он жил в своем имении Сутоки в Смоленской губернии. «С наступлением 1812 г. генерал Милорадович, собиравший войска в Калуге, собственноручным письмом» вызвал Глинку на службу. Но неприятель приблизился раньше, чем Глинка отправился в Калугу, Бросив свое поместье на произвол судьбы, он поскакал к отступающей армии и вступил в военную службу вместе с двумя своими братьями. Зачисленный в Апшеронский пехотный полк, он состоял адъютантом при генерале Милорадовиче. Был участником обороны Смоленска, сражений под Бородино, Вязьмой, Красным, Малоярославцем. Федор Николаевич оставил потомкам книгу «Письма русского офицера», в которой подробно изложил все, что видел и чувствовал, все, чему был свидетелем в 1812-м, в 1813-м и в 1814-м годах.

Вот его  описание битвы за Смоленск и дальнейшего отступления русской армии: «Я видел ужаснейшую картину – я был свидетелем гибели Смоленска. 4 числа (августа)  неприятель устремился к Смоленску и встречен под стенами его гордостью неустрашимых Россиян. 5 числа, с ранней зари до позднего вечера, 12 часов продолжалось сражение перед стенами, на стенах и за стенами Смоленска.  Русские не уступали ни на шаг места; дрались, как львы. Французы, или, лучше сказать, поляки, в бешеном исступлении лезли на стены, ломились в ворота, бросались на валы и в бесчисленных рядах теснились около города по ту  сторону Днепра. Наконец, утомленный противоборствием наших, Наполеон приказал жечь город, которого долго не мог взять грудью. … Тучи бомб, гранат и чиненых ядер полетели на дома, башни, магазины, церкви. И дома, церкви и башни обнялись пламенем – и все, что может гореть,- запылало! Опламененные окрестности, густой разноцветный дым, багровые зори, треск лопающихся бомб, гром пушек, кипящая ружейная пальба, стук барабанов, вопль старцев, стоны жен и детей… Толпы жителей бежали от огня, полки русские шли в огонь; одни спасали жизнь. Другие несли ее в жертву… Кровопролитные битвы еще продолжаются. Мы ложимся и встаем под блеск зарев и гром перестрелок. Бесконечные обозы тянутся по полям; толпы народа спешат, сами не  зная куда!..Наши поспешно отступают к Дорогобужу…Странствую по сгоревшей земле…Всякий день вижу уменьшение отечества нашего и расширение власти врагов…Уже и Дорогобуж и Вязьма в руках неприятеля: Смоленская губерния исчезает…».

Следующим после Смоленска крупным сражением было Бородино. Участник Бородинского сражения, Ф.Н.Глинка так описывает пережитое: «Застонала земля и пробудила спавших на ней воинов. Дрогнули поля, но сердца спокойны были. Так начиналось беспримерное Бородинское сражение. 26 августа. Туча ядер, с визгом пролетавших над нами и ими. Заря только что начинала зажигаться. Неприятель подвез несколько сот орудий и открыл целый ад. Бомбы и ядра сыплются градом. Треск и взрывы повсеместны… на нашем левом крыле давно уже свирепела гроза в беспрерывных перекатах грома пушек и мелкого оружия. Большую часть этого ужасного дня я проводил то на главной батарее, где находился Светлейший, то на дороге, где перевязывали раненых….400 тысяч лучших воинов, на самом тесном, по их многочисленности, пространстве, почти, как сказать, толкаясь головами, дрались с неслыханным отчаянием; 2000 пушек гремели беспрерывно. Тяжело вздыхали окрестности – и земля, казалось, шаталась под бременем сражающихся. Французы метались с диким остервенением; русские стояли с неподвижностью твердейших стен… Они… бились до смерти за каждый шаг. Многие батареи до десяти раз переходили из рук в руки…Сражение не умолкало ни на минуту. И целый день продолжался беглый огонь из пушек. Бомбы, ядра и картечи летали здесь так густо, как обыкновенно летают пули; а сколько здесь пролетало пуль!...Вечер наступал, и неприятель начал уклоняться. Русские устояли!».

За военные заслуги в 1812 году Ф.Н.Глинка был награжден Орденом Владимира 4-й степени и золотой шпагой с надписью «За храбрость».


С первых и до последних дней войны 1812 года будущие декабристы были в рядах защитников отечества.  В дальнейшем их судьбы сложились по разному. Расскажем о тех из них, кто после восстания на Сенатской площади в декабре 1825 года был приговорен к каторжным работам и поселению в Сибири. О тех, чьи судьбы на долгие годы оказались связанными с землёй Иркутской.


Лунин Михаил Сергеевич



В Отечественную войну 1812 г. М.С.Лунин вступил штаб-ротмистром в составе кавалергардского полка, входившего в 1-й армию. Участвовал в бою под Островной, в битве под Смоленском и Бородино. Принимал участие почти во всех наиболее значительных операциях второго наступательного  периода  воины — сражениях при Тарутине, под Малоярославцем, Красным.

Михаил Сергеевич очень тяжело переживал отступление русской армии. Н.Н. Муравьев вспоминал, что у Лунина даже созрел план совершить покушение на Наполеона: «Он постоянно что-то писал и однажды прочел мне заготовленное им к главнокомандующему письмо, в котором, изъявляя желание принести себя в жертву отечеству, просил, чтобы его послали парламентером к Наполеону с тем, чтобы, подавая бумаги императору французов, всадить ему в бок кинжал. Он даже показывал мне кривой кинжал, который у него па этот предмет хранился под изголовьем. Лунин точно бы сделал это, если бы его послали».

Штаб-ротмистр М.С. Лунин, кавалергард, в немногие часы, когда его полк находился в резерве, сражался в Смоленске как рядовой стрелок. Н.Н. Муравьев вспоминал о неожиданной встрече с ним в Смоленске. Лунин возвращался «из дела». «Он был одет в своем белом кавалергардском колете и в каске, в руках держал он штуцер; слуга же нес за ним ружье. Поздоровавшись, я спросил, где он был? «В сражении»,— коротко отвечал он. «Что там делал?» — «Стрелял и двух убил». Он в самом деле был в стрелках и стрелял, как рядовой».

М.С. Лунин участвовал в составе кавалергардского полка в Бородинском сражении. Под ним была убита лошадь, но он остался невредим. «За оказанное отличие... в действительном сражении при селении Бородино» Лунин был «пожалован золотою шпагою с надписью «За храбрость». В приказе, подписанном фельдмаршалом Кутузовым, указывалось, что Лунин «во время атак на неприятельские колонны поступал храбро, поощрял нижних чинов и том способствовал опрокидывать оные».


Поджио Иосиф Викторович

И.В. Поджио вступил в военную службу вступил 18 июня 1811 г. в лейб-гвардии Преображенский полк в чине подпрапорщика. Участник сражения под Бородином.

Колонна, состоящая из лейб-гвардии Преображенского и Семеновского полков, в 5 часов утра заняла позицию на Бородинском поле в резерве позади стыка правого крыла 2-й армии и левого крыла центра с батареей Раевского. Битва на левом фланге и в центре русской армии разгоралась все сильней; последовал приказ приблизить гвардию к первой линии боя, что было немедленно исполнено. С этого времени преображенцы и семеновцы находились под беспрерывным жестоким перекрестным огнем, который французы вели против батареи Раевского и 2-й армии. В продолжение 14 часов над ними проносились ядра, картечь и ружейные пули.

В четвертом часу дня бой за батарею Раевского достиг своего апогея. Неприятельская кавалерия (5-й кирасирский полк во главе с Коленкуром и уланы корпуса Латур-Мобура), прорвавшись, стремительно понеслась на гвардейские полки. С барабанным боем и громовым «Ура!» семеновцы и преображенцы встретили неприятельскую конницу штыками. Следовавшие одна за другой атака были отбиты. Противник обратился в бегство. Прорыва не произошло, несмотря на то, что батарея Раевского оказалась в руках врага. Гвардия не оставила позиций. Стойко держались под огнем противника и офицеры Преображенского полка, в их числе - подпрапорщик И.В. Поджио.

24 декабря 1812 г. он был произведен в прапорщики.


Трубецкой Сергей Петрович


Отечественную войну 1812 г. Трубецкой начал в чине подпоручика лейб-гвардии Семеновского полка. Принимал участие в сражениях под Бородином, Тарутиным, Малым Ярославцем.

В Семеновском полку также служил будущий декабрист И.Д. Якушкин. По его  воспоминаниям Сергей Петрович в сражениях отличался неустрашимостью, хладнокровием и военным мастерством: «Под Бородином он простоял под ядрами и картечью с таким же спокойствием, с каким он сидит, играя в шахматы».

«Нападение Наполеона на Россию в 1812 году возбудило в русских любовь к Отечеству в самой высокой степени; счастливое окончание сей войны заставило всех русских гордиться своим именем, а во всех имевших счастие участвовать в высоких подвигах поселило удостоверение, что каждый из них был полезен своему Отечеству»,— свидетельствовал С.П. Трубецкой.

За боевые заслуги в 1812 году С.П. Трубецкой был награжден орденами Анны 4-й степени и Владимира 4-й степени с бантом.


Давыдов Василий Львович


В.Л. Давыдов вступил в войну 1812 г. 19-летним поручиком лейб-гвардии Гусарского полка, принял участие в целом ряде сражений и отличился во многих из них. Участвовал в кровопролитных сражениях у Островной и Кукувачине; в арьергардных боях при Инкове, познал все тяготы отступления от Смоленска.

Перед генеральным сражением при Бородино поручик В.Л. Давыдов был назначен адъютантом главнокомандующего 2-й армии П.И. Багратиона. Во время последней атаки флешей Багратион двинул все свои силы в контратаку. Завязалась рукопашная схватка. «Конный, пеший, артиллерист — все в жару сражения смешалось. В сию ужасную минуту был тяжело ранен князь Багратион».

За отличие в этом сражении и точность исполнения поручений главнокомандующего Василий Львович был удостоен ордена св. Владимира 4-й степени с бантом. Тяжело пережив гибель П.И. Багратиона под Бородино, В.Л. Давыдов вернулся в свой лейб-гвардии Гусарский полк. При отходе арьергарда с 27 августа по 5 сентября дивизионный адъютант Давыдов с мужеством и храбростью сдерживал натиск противника, переходил в контратаки, которые увенчались успехом.

После вступления французов в Москву, 20 сентября 1812 г., В.Л. Давыдов находился в боях при Воронове, в сентябре и октябре участвовал в Тарутинском контрнаступлении, в октябре со своим полком стоял под Малоярославцем, где русские войска не пропустили противника на калужскую дорогу, вынудив отступать по разоренной смоленской дороге. За это сражение Василий Львович был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость». В конце октября и в ноябре участвовал в боях при Вязьме и Красном.



Раевский Владимир Федосеевич

21 мая 1812 г. Раевский был выпущен из кадетского корпуса прапорщиком, получил назначение в 23-ю артиллерийскую бригаду. Спустя 20 дней началась Отечественная война, и молодой прапорщик ушел защищать родину: «в 17 лет я встретил беспощадную, кровавую войну…».

26 сентября он уже сражался на Бородинском поле, 23-я артиллерийская бригада входила в состав 4-го пехотного корпуса под командованием Остермана-Толстого, сдерживавшего сначала натиск французов на правом крыле битвы, а затем была переброшена к батарее Раевского. О  патриотизме,  храбрости  и   героизме  Владимира  Раевского свидетельствуют награды и повышения в чинах» полученные им за годы войны. Так, первую награду он получил за «отличие» в битве под Бородином: ему была вручена золотая шпага с надписью «За храбрость».

Орден св. Анны 4-й  степени он получил за бой под Гремячем. В том же году Раевский отличился в сражении под Спасским «при атаке и истреблении неприятельского авангарда». «За отличие» в сражения под г. Вязьмой он был произведен  в подпоручики.

Спустя много лет В.Ф Раевский так вспоминал свои военные дороги 1812 года: «Если я слышал вдали гул пушечных выстрелов, тогда я был не свой от нетерпения, и так бы и перелетел туда…Полковник это знал и потому, где нужно было послать отдельно офицера с орудиями, он посылал меня. Под Бородиным я откомандирован был с двумя орудиями на «Горки». Под Вязьмой также я действовал отдельно, после Вязьмы – 4 орудия на большую Московскую дорогу, по которой преследовали корпус Даву…Я искал сражений не для наград только, я чувствовал какое-то влечение к опасностям и ненависть к тирану, который осмелился вступить в наши границы, на нашу родную землю…».


В традиции дворянства было смолоду служить в армии, и во время войны с Наполеоном многие будущие декабристы пошли воевать едва достигнув 18-19-летнего возраста. Их младшие братья, совсем еще юные 14-16-летние мальчики, тоже стали рваться в бой.

Широкую известность получил случай с будущим декабристом Н.Н. Муравьевым, который по возрасту еще не мог быть зачислен в действующую армию. В 1812 году Никита был студентом Московского университета. «Имея от роду 16 лет, когда поход 1812-го года прекратил мое учение, я не имел образа мыслей, кроме пламенной любви к Отечеству». Он мечтал быть вместе с теми, кто встал на пути Наполеона в Россию. Желая принять личное участие в войне, он решился бежать из дома, чтобы явиться к главнокомандующему Кутузову и просить у него службы. Но, был схвачен крестьянами как французский шпион, сначала доставлен к московскому генерал-губернатору Ф.В. Ростопчину, после чего отпущен домой. Его брат Александр в своих воспоминаниях написал о том, чем закончилась эта история: «Этот случай доведен был впоследствии до императора Александра, так ему понравился, что через два года он приказал Никиту Муравьева принять в службу прямо офицером в Генеральный штаб».

Служба в армии была делом семейным. На полях сражений 1812 года плечом к плечу сражались братья Трубецкие, Фонвизины, Глинки, Перовские, Муравьевы-Апостолы и Муравьевы, многие из которых впоследствии стали декабристами.

Одним из прославленных героев Отечественной войны 1812 года был А.Н. Муравьев. За два года до «грозы двенадцатого» 18-летний Александр Муравьев пишет младшим братьям Николаю и Михаилу: «Скоро и вам двум откроется поле славы, и мы будем все трое служить Отечеству до последней капли крови, услышат враги имя Муравьевых и устрашатся!.. В этой книге, по которой все в мире происходит, в книге судьбы, сказано, что мы своими услугами возведем Отечество на высочайшую степень совершенства».



Муравьев Александр Николаевич


Муравьев Александр Николаевич в военную службу вступил в марте 1812 г. в квартирмейстерскую часть в 1-ю западную армию в 5-й гвардейский корпус в чине подпоручика.

После Смоленского сражения А.Н. Муравьев находился в арьергарде под командованием генерала Коновницына. Участвовал в битвах под Гридневым и Колоцким монастырями. «..Тут я считал себя счастливым, что уже всякий день при отступлении находился перед неприятелем и во всех с ним стычках и сражениях». А.Н. Муравьев в своих воспоминаниях так описывает трудности отступления: «Арьергард наш терпел величайшую нужду в продовольствии, ибо идти по следам 120 000-й нашей армии, где все было по дороге и по сторонам разорено и сожжено, поставляло нас в  совершенную невозможность воспользоваться чем-либо для продовольствия, не оставалось даже соломы для биваков и дров для разведения огня. Мне случалось однажды два дня оставаться совершенно без всякой пищи…весь арьергард вообще очень нуждался, потому что не полагали, что отступление продолжится так далеко внутрь государства..».

«В ночь на 23 число арьергард наш после жаркого дела отошел в ночь к Колоцкому монастырю. Поутру рано открылось нам великолепное зрелище всей огромной французской армии, построенной в боевом порядке... Но это необыкновенное зрелище скоро обратилось для нас в смертоносную битву. Усиленный неприятельский авангард наступал на нас стремительно, а мы шаг за шагом, с большим уроном, уступая свою местность, принуждены были постепенно и в порядке отступать и, находясь непрестанно в огне, должны были к вечеру соединиться и войти в состав главной армии, уже построенной в боевом порядке на новом месте, при с. Бородине».

Во время Бородинской битвы А. Н. Муравьев состоял при главнокомандующем 1-й армии Барклае-де-Толли «во все продолжение сражения». Он находился в самой гуще боя в центре русской позиции. «Я видел эту ужасную сечу, весь день присутствовал на ней, был действующим лицом, употребляем был Барклаем-де-Толли, при котором весь день находился и исполнял его приказания». За участие в Бородинском сражении А.Н. Муравьев был награжден орденом Анны 3-й степени.

Так Александр Николаевич описывает свой дальнейший путь: «Арьергард наш после Бородинского сражения вверен казачьему атаману Платову, но так как он действовал вяло, то за два перехода до Москвы начальником арьергарда сделан был Милорадович…с ними находился я во всех делах после Москвы до Тарутинского лагеря….мы, состоя при арьергарде, опять приготовились к ежедневным, кровавым столкновениям с неприятелем, который шел по пятам нашим по Рязанской дороге. Мы в арьергарде с утра до ночи на всем пути бились с неприятелем…в течение одной недели достигли до главной армии, которая около половины сентября остановилась прочным лагерем при с. Тарутине на реке Наре. Неприятельский же сильный авангард расположился по старой же Калужской дороге в д. Винкове, верстах в 15 от Тарутина. Тут и мы и французы простояли до двух недель без боевых встреч. В это время армия наша усиливалась новыми артиллерийскими припасами и казачьими полками; она снабжалась обильным продовольствием и в сравнении с перенесенными трудами пользовалась даже некоторой роскошью во всех отношениях…Музыка играла у нас весь день, французы напротив, страдали от голода, недостатка фуража и от всяких нужд: они видимо слабели, тревожились со всех сторон нашими партизанами, которые отбивали у них транспорты с порохом и оружием, разбивали и уничтожали приходящие к ним подкрепления…».

А.Н. Муравьев сражался при Тарутине, Малоярославце и при взятии Вязьмы; награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». За участие в бою под Дорогобужем в составе отряда генерала Юрковича и в деле под Красным произведен в поручики.


А.Н. Муравьев, вспоминая о Тарутинском лагере, говорит об активизации в тот период партизанских отрядов, которые наносили большой урон французской армии. Партизанская война началась с первых дней вступления армии Наполеона на

российскую землю, а после занятия французами Москвы она разгорелась с

утроенной силой. Сражались в партизанских отрядах и будущие декабристы, в том числе С.Г.Волконский.


Волконский Сергей Григорьевич


В первые же дни войны флигель-адъютант ротмистр С.Г. Волконский получил ряд заданий, которые успешно выполнил. Это были поездки в расположение полков войска Донского, проверка готовности к обороне крепости Динабург. Наиболее ответственное и опасное — поездка с секретным пакетом к главнокомандующему 2-й армией князю Багратиону. Это было высочайшее повеление 2-й армии идти через Могилев и Оршу на соединение с 1-й армией.

Вскоре Волконский был назначен дежурным штаб-офицером в отряд Винценгероде, охранявшего от французов дороги на Смоленск. После отступления русский войск к Москве отдельный летучий отряд, в котором служил С. Г. Волконский, получил задание «держать через отряды летучие сообщения с главной армией, иметь отряды по тракту Ярославскому и Рязанскому и быть... вестником в Петербург о движении неприятеля по Московскому тракту».

В очередной приезд в Петербург с депешей С.Г. Волконский встретился с Александром I. Царь спросил: «Каков дух армии?» Я ему ответил: «Государь! От главнокомандующего до всякого солдата, все готовы положить свою жизнь к защите отечества...» — «А дух народный?» На это я ему отвечал: «Государь! Вы должны гордиться им; каждый крестьянин — герой, преданный отечеству и Вам».— «А дворянство?» — «Государь! — сказал я ему,— Стыжусь, что принадлежу к нему,— было много слов, а на деле ничего»

Французы теснили летучий отряд к Клину. Здесь Волконский стал свидетелем попытки Наполеона завязать мирные переговоры с русским правительством. В расположение отряда попал выбравшийся из Москвы действительный статский советник И.А. Яковлев с письмом французского императора к Александру I с предложением о мире. Волконский вспоминал, что предложение  Наполеона  вызвало  возмущение всех  офицеров отряда, не мысливших о мире до тех пор, пока враг находился на русской земле.

Волконский со своим отрядом одним из первых вступил в Москву. Он был потрясен видом разрушенного и сожженного города: «Развалины обгорелых домов, поруганные соборы и церкви... Вид погоревшей Москвы, поруганье, сделанное французами в храмах божьих и над стеною Кремля, были горькие впечатлении и, как само собою разумеется, утверждали и каждом русском, с тем и во мне, горячее желание изгнать врага из отечества».

В Москве Волконский, к этому времени уже подполковник, был назначен командиром партизанского отряда, состоящего  из  трех  сотен казаков. Он получил приказ действовать параллельно главной дороге в направлении к Духовщине.   Целью  его  было   «тревожить  неприятеля  в принятом им отступательном движении, уничтожать переправы, мосты и продовольственные средства и запасы, забирать  пленных,   одним  словом,   причинять  ему  всевозможный вред..,». На Духовщине отряд Волконского соединился с летучим отрядом Платова. Оба отряда дошли до Смоленска и участвовали во взятии города, а затем Волконский снова перешел к самостоятельным действиям. Вскоре отряд Волконского получил задание «открыть I коммуникацию с корпусом графа Витгенштейна, идущим на соединение с армией Чичагова, и этим общим движением препятствовать переправе французов через Березину...». За время партизанских действий отрядом Волконского были захвачены в плен «один генерал, сколько упомню, 17 штаб- и обер-офицеров и около 700 или 800 нижних чинов…».

В формулярном списке Волконского сказано: «...открыл при городе Череге коммуникацию между главной армией и корпусом генерала от кавалерии графа Витгенштейна, равно был в деле на переправе неприятеля через Березину и в преследовании его от Лепеля через Вилейку до г. Вильны, за сие сражение награжден орденом св. Владимира 3-й степени».


Будущие декабристы сражались с врагом не только на главном направлении наполеоновского вторжения: в боях на северо-западе принял участие В. И. Штейнгель.


Штейнгель Владимир Иванович



В.И. Штейнгель до войны был моряком в чине капитан-лейтенанта, с начала Отечественной войны он решил сражаться с врагом на суше. «Я явился в ряды защитников отечества и поступил штаб-офицером в 4-ю дружину С.-Петербургского ополчения, которой начальником был назначен генерал-майор Кушелев». Ополчение пришло на помощь армии под командованием П.X. Витгенштейна. Участвовал в сражениях при взятии Полоцка, при местечке Чашниках, при реке Березине.

Штейнгель так  описывает взятие Полоцка: «…граф Витгенштейн вознамерился 6 числа октября исторгнуть город сей (Полоцк) из хищных рук неприятеля….пушечные выстрелы и треск ружей в лесу возвестили всем начало...Действие многочисленной неприятельской артиллерии было беспрерывно, а нашей превосходно. Вскоре были посланы также стрелки для подкрепления старых солдат; а они не умели стоя на месте стрелять, но бросались вперед и несколько раз штыками выбивали неприятеля из  каменного весьма укрепленного шанца и других батарей. На левом фланге, где присутствовал сам герой (Штейнгель), успех был быстр и значителен…В сей достопамятный день, в который Санкт-Петербургское ополчение в первый раз имело счастье…ознаменовать любовь свою к отечеству…Воины не уступали в храбрости офицерам. При слове «Вперед!» - перекрестясь и вымолвя: «Господи, благослови!» - бросались на град пуль и картечи и сражались как разъяренные львы, при самом сильном натиске неприятеля стояли как неподвижные скалы. Случалось им целыми колоннами  крикнув ура! Встречать конницу штыками и мгновенно опрокидывать ее… Неприятель, видя, что удержаться в городе нет возможности, стал переправлять часть войск своих и артиллерии через реку Двину. Тогда граф Вингенштейн … приказал стрелять по городу калеными ядрами и гранатами. Немедленно город был объят пламенем, которое осветило сражающихся. Граф, видя успешное действие артиллерии, дал повеление авангардам штурмовать город…Тут город, объятый пламенем; летающие по воздуху, подобно огненным змиям, светящиеся гранаты; гром орудий, треск ружейной стрельбы, вопли осажденных, победные крики осаждающих – все сие представляло самую величественную и самую ужасную картину…в 3 часа россияне с двух сторон вдруг ворвались в стены города, поражая штыками защищавшихся упорно неприятелей и внемля радостным воплям избавленных жителей. Таким образом спасен Полоцк, три месяца врагами оскверняемый. Ополчение при сем случае явило чудеса мужества и храбрости…».



За взятие Полоцка В.И. Штейнгель награжден орденом св. Анны 2-й степени, за бой при местечке Чашники награжден орденом Владимира 4-й степени; при реке Березине вторично награжден орденом св. Владимира 4-й степени.


Во взаимодействии с армией Витгенштейна сражался и военно-морской флот, где проходил службу будущий декабрист К.П. Торсон.


Торсон Константин Петрович

9 июля 1812 г. русская эскадра, состоявшая из гребных судов, получила боевое задание — атаковать противника в Либаве со стороны моря. Вражеская береговая батарея открыла по эскадре огонь, когда она вошла в гавань. Завязался бой с вражескими судами.

На одном из катеров сражался мичман К.П. Торсон. Его катер был окружен неприятелем. В морском бою Торсон получил тяжелое ранение, по сумел вывести катер из гавани и отбиться от противника. За проявленную храбрость, спасение катера и команды Торсон получил орден Анны 4-й степени на сабле.


Прикрытие Киевского направления обеспечивали 3-я армия А.П. Тормасова и Дунайская армия, к которой был прикомандирован будущий декабрист А.З. Муравьев.


Муравьев Артамон Захарович




31 января 1812 г. Артамон Муравьев был командирован в Дунайскую армию в чине прапорщика к главнокомандующему М.И. Кутузову, а затем «находился при главнокомандующем адмирале Чичагове», ставшем его преемником на посту. Дунайская армия была направлена на соединение с 3-й армией, которой командовал А.П. Тормасов.

После того, как началась война с Наполеоном, задачей объединенных армий стало сдерживание сил противника (7-го вспомогательного саксонского корпуса генерала Ж.Л. Ренье и австрийского вспомогательного корпуса фельдмаршала К.Ф. Шварценбсрга) и блокирование их активных действия в киевском направлении. С 10 сентября объединившиеся армии преследовали австрийские и саксонские войска до Брест-Литовского. Артамон Муравьев принимал участие в сражении при д. Клепиках у реки Лесной. Следующее сражение, в котором он участвовал, произошло уже с французскими войсками, при дер. Стахове. С 16 ноября по декабрь находился «при преследовании французских войск». Весь ноябрь до 26 декабря он провел в боях с французами в районе Березины. За отличие в сражениях Чичагов командировал А.3. Муравьева с картами в Петербург.


К началу декабря 1812 г. русская армия и народ изгнали наполеоновские полчища из пределов России. 22 декабря, прибыв в Вильну, Кутузов докладывал: «Война тончилась за полным истреблением неприятеля».

За время Отечественной войны 1812 года будущие декабристы - молодые русские офицеры — горячие патриоты, «сыны Бородина и Кульмские герои», обрели боевой опыт и прошли большую жизненную школу.



Картины Великой войны


К моменту наполеоновского вторжения в Россию русская армия была разделена на несколько армий и корпусов, находившихся на больших расстояниях друг от друга и не способных противостоять нависшей над ними массе войск Наполеона, собравшего военную силу большинства стран покорной ему Европы. Началось долгое отступление русской армии. Оно проходило под непрерывным давлением войск желавшего быстрой победы французского императора. Одновременно с отступлением главных армий шёл процесс обучения новых солдат, процесс создания новых полков и ополчения, собираемого в центральных губерниях России. Таким образом, по мере отступления, русская армия сохраняла свою силу. И заметно росли в численности её резервы. Французы же с самого начала вторжения (по разным причинам, подробно описанным в литературе) постепенно теряли свою высочайшую боеспособность, а удаляясь от границы, не имели возможности быстро пополняться резервами.

Такому развитию событий способствовали умелая организация отступления русским командованием, высокая дисциплина в войсках и героическая боевая работа арьергардов русской армии.



Действия арьергардов


Егеря и драгуны, лёгкая кавалерия и казаки, конноартиллерийские роты, входившие в состав арьергардов, неожиданно появлялись перед стремившимися разгромить основные силы русской армии французами. Русские арьегарды вступали в скоротечные, а иногда - и достаточно длительные бои. Отвлекали противника, заманивая его на ложное направление. Сибирские драгуны и егеря непрерывно сражались с противником с 16 июля до Смоленска и далее до Бородино.

Кавалерия при авангардных боях (то есть стычках с авангардом — передовыми частями противника) строилась обычно в шахматном порядке. Артиллерия занимала высоты на опушках лесов (куда могла скрытно отойти) или высоты, ограждённые оврагами и дефилеями (то есть узкими лощинами, куда не могли пройти большие колонны противника). Егеря и кавалерия размещались так, чтобы иметь возможность неожиданно появляться перед противником, и так же быстро скрываться из вида. Это также могли быть опушки леса, небольшие возвышенности, лощины.

Вот достаточно подробное описание боёв у города Гжатска, где драгуны Иркутского и Сибирского полков и казаки полка Адрианова сдерживали настигающего наши основные силы противника. Причём бой они вели не только с передовыми частями французов, но и с колоннами его главных сил.


«Отряд Крейца стал правым флангом к реке Гжати по Бельской дороге, а левым к лесу, занятому егерями, и вступил в жаркие дела. Бельская дорога вела ближе к мосту, по которому переходила реку и город русская армия, и поэтому отряду предстояло держаться, покуда все русские воины не перейдут через мост. Вследствие боя отряд был прижат к реке и окружён неприятелем. Крейц бросился с отрядом в реку, где вброд, где вплавь её преодолев. Перетащили по дну два орудия конной артиллерии и, потеряв только убитых и раненых, перешли на другой берег. Но и тут дорога уже была захвачена французами. Отряду пришлось идти полем, ломая заборы, в тех местах частые и служившие ему некоторой оградою от нападений неприятеля. Крейц вывед отряд к деревне Лескино, где был дан отдых людям и лошадям. Против деревни находилась высота и лощина правее высоты. Казачьи пикеты поставили на горе, а полк казачий в лощине. Деревня была занята Иркутским полком. Около 4 часов пополудни пикеты были сбиты, и вся гора покрылась Баварской кавалерией. Их было более 10 эскадронов. Два орудия баварцев открыли огонь по деревне. Едва русские успели сесть на коней, оставив котлы у огня, как Иркутский полк повёл атаку с фронта, а казачий во фланг. Неприятель был сбит и прогнан. В плен было взято более 500 баварцев».




Участие декабристов в арьергардных делах см. «Муравьев Александр Николаевич».



Смоленск




Яркой страницей в истории сибирских полков стало Смоленское сражение. Здесь французам, вюртенбержцам, полякам противостояли опытные воины 24-й дивизии (Томский, Ширванский, Уфимский полки), впервые вступившие здесь в бой с наполеоновской армией.

На второй день битвы за Смоленск 5 августа 1812 года они сменили на позициях доблестных воинов корпуса Раевского. От Королевского бастиона до Молоховских ворот сибиряки держали оборону против трёх дивизий Нея. Иркутские, Сибирские и Оренбургские драгуны, занявшие утром 5 числа позиции у Днепра, затем были поставлены на прикрытие артиллерийской батареи у Молоховских ворот. Здесь же в резерве стояли сибирские егеря и Селенгинский пехотный полк.

Вюртенбергская пехота и егеря из корпуса Нея заняли Красненское предместье, но были остановлены у Королевского бастиона. Полки французской линейной и легкой пехоты маршала Даву, заняв Мстиславское и Никольское предместья, направили свой главный удар на Молоховские ворота. Сюда же, захватив Раченское предместье, устремил свои дивизии Понятовский. Были моменты, когда противнику удавалось прорываться за стены через ворота и проломы в стенах, но эти прорывы быстро ликвидировались Селенгинским полком.

К концу дня было решено отвести артиллерию и пехоту внутрь крепости и, разместив орудия и стрелков на стенах, забаррикадировать ворота. Отходящих за стены егерей и артиллеристов прикрывали драгунские полки. Во время отхода войск кавалеристы дивизии Брюйера (вюртенбернские шеволежеры) при поддержке польских и французских конных егерей бросились в очередную атаку. Тогда командовавший драгунами генерал Скалон, пытаясь выиграть время, решился на отчаянный шаг. С последним залпом русских орудий драгунские эскадроны молниеносно контратаковали во фланг наступающих французов. Противник дрогнул, его ряды смешались, пока неприятель приходил в себя, русские смогли отвести орудия и пехоту. Затем стали отходить и драгуны Сибирского и Оренбургского полков. Выполнив задачу, Иркутский полк стал разворачиваться для следования через неширокие Молоховские ворота. Но этот отход проходил по картечным огнём подтянутой для отражения контратаки французской артиллерии. Генерал Скалон находился в рядах последнего отходящего к воротам эскадрона. Рядом с ним разорвалась граната, и в густом дыму адьютанты и вестовые потеряли командира из виду (тело русского генерала французы обнаружили 6 августа, на следующий день после сражения). 8 августа по приказу Наполеона генерал Скалон был похоронен у подножия Королевского бастиона с отданием всех почестей.



К вечеру 5 августа силами 3 дивизии (в составе которой был резервный батальон Селенгинского пехотного полка) и 4 дивизии (Минский и Кременчугский полки) поляки Понятовского были выбиты за Молоховские ворота и частью из Рачевского предместья. А 24 дивизия Лихачёва с 19 и 40 егерьскими оттеснила французов из Красненского предместья.



Несмотря на успешность обороны, ночью было принято решение оставить Смоленск, и к утру русские войска покинули город, уничтожив переправы через Днепр. Наполеон, готовивший генеральное сражение, не сразу понял, что победа ускользнула. Арьегард русской армии, разместившийся за Днепром в Санкт-Петербургском предместье, был поставлен в стрелки и через Днепр обстреливал вступивших в город французов. В таких перестрелках принимал участие и будущий декабрист М. Лунин. Французы предприняли несколько попыток овладеть Санкт-петербургским предместьем силами вюртенбергских егерьских батальонов и португальской пехоты, но были выбиты егерьской бригадой, в составе которой был батальон 18-го егерьского. После полного отвода русской армии от Смоленска арьегард оставил предместье.




Бородинская битва

 



Бородинская битва по праву считается переломным событием не только Отечественной войны 1812 года, но и всей Наполеоновской эпохи, именно после Бородина, ставшего первым генеральным сражением, в котором Бонапарт не смог разгромить армию противника, начался закат его империи.

Общая картина битвы складывалась из боевых действий на разных участках Бородинского поля (см. также описание битвы у Ф. Н. Глинки). Во многих из ее многочасовых сражений приняли участие сибирские полки. Бой у моста через р. Колочу (19-й егерьский). Оборона Семеновских флешей (батальоны Брестского, Минского, Кременчугского, Селенгинского пехотных полков). Оборона батареи Раевского (Томский и Ширванский пехотные, 18-й и 19-й егерьские, Сибирский, Иркутский, Оренбургский драгунские). Кавалерийская битва при прорыве французской конницы у батареи Раевского (Сибирский, Иркутский, Оренбургский драгунские). Бои у Утицкого кургана (Брестский, Минский, Кременчугский пехотные).

Рядом с воинами-сибиряками, в самой гуще боя, были адьютанты Багратиона и Барклая де Толли В. А. Давыдов и А. Н. Муравьев, кавалергард М. С. Лунин — не раз ходивший со своим полком в кавалерийские атаки на польских улан, саксонских кирасир, французских карабинер, принявший участие в Кавалерийской битве. Под огнем французов оказались и резервные части русской гвардии — Преображенский и Семеновский полки. Им выпала честь отразить завершившие битву атаки французской кавалерии (польских и французских кирасир).

В строю гвардии тогда стояли поручики С. П. Трубецкой и И. В. Поджио. Артиллерийским огнем с последней не взятой французами высоты «Горки» поддерживал русскую пехоту В. Ф. Раевский.

Главным содержанием битвы были методичные, массированные и даже яростные атаки французской пехоты на высоты, холмы и курганы, где размещались русские артиллерийские батареи, истреблявшие живую силу противника с дальних расстояний. Пройдя с большими потерями зону эффективного артиллерийского огня, пехота вступала в бой с размещенными у подножий высот егерьскими и пехотными батальонами. Те встречали противника ружейным огнем, а затем завязывались штыковые схватки. При этом ряды и колонны, как наступающей пехоты, так и обороняющихся, нарушались. Рассыпанный строй пехоты давал возможность применения кавалерии. Появлялась возможность прорыва конницы через пехотные ряды и захвата ею высот. Хотя бы на время, до подхода наступающей пехоты. Затем следовала установка на высотах собственной артиллерии, расстрел отступающего противника и его резервов. И завершение его разгрома атаками пехоты и кавалерии.

Для обороняющейся стороны задачей было не допускать прорывов линии обороны, удерживая (даже с большими потерями) высоты. Используя контратаки пехоты и кавалерии, оттеснять противника в зону наибольшего поражения огнем артиллерии. А в случаях невозможности удержания высот и батарей не допускать беспорядочности отступления своих войск. Отходить в порядке на расстояние, недоступное размещаемым на захваченных укреплениях вражеским батареям. При прорывах кавалерии противника быстро вводить в бои свои кавалерийские части, не давая неприятелю прорываться в тыл к резервным полкам.


В центре русских позиций на Бородинском поле находилась Курганная высота, ставшая, как и Семеновские флеши, построенные левее нее, важнейшим участком сражения. Правее Курганной высоты была высота «Горки», на крайнем левом фланге за лесом и кустарником — Утицкий курган. На всех высотах в редутах и флешах были установлены артиллерийские батареи.

В боях у Курганной высоты сибирские полки сражалист на всех этапах ее обороны. При первых атаках на батарею (получившую название батареи Раевского) они прикрывали с тыла и с правого фланга воинов 7-го корпуса Раевского, принявших на себя основной удар наступавшей французской пехоты. Во время второй атаки на высоту, когда она была захвачена стремительно наступавшим 30-м линейным полком армии Наполеона. Перебив русских артиллеристов, французы обнаружили отсутствие зарядов у захваченных ими русских орудий. Их конная артиллерия, немешкая, подвезла на высоту свои пушки. К захватившему высоту 30-му полку двигались отставшие от него в атаке полки дивизии Морана.

В это время генералу Ермолову удалось собрать разрозненно отступавшие егерьские батальоны, и во главе 3-го батальона Уфимского полка начать контратаку на высоту. Ермолов, как начальник штаба 1-й армии, имел при себе некоторое количество «знаков отличия Военного ордена» (Солдатский Георгиевский крест), и чтобы побудить солдат к героизму, стал кидать кресты впереди себя. «Это средство обаятельно подействовало на солдат, они кинулись к крестам и пошли вперед. И таким образом подошли к самому редуту. Редут зевнул дымом и пламенем, выслал бурю картечи, брызнул косым дождем пуль; ряды пали, другие стеснились и ворвались в укрепление». С правого фланга на высоту вошел батальон Томского полка, с левого и по центру батареи — Уфимский 3-й батальон и егеря 18-го, 19-го и 40-го егерьских полков. Одновременно с этим по наступавшим французам ударили полки корпуса Раевского, размещенные у подножья кургана, отрезав тем самым сброшенный с кургана 30-й полк от шедших ему на помощь 17-го линейного и 13-го легкого полков дивизии Морана. Остатки 30-го полка жестоко преследовались эскадронами Корфа и драгунами Сибирского и Иркутского полков. В плен был взят командир полка полковник Бонами.

Части 7-го корпуса, понесшие тяжелые потери, были отведены от батаереи. Их сменили полки 24-ой дивизии.

Третья атака на высоту стала самой яростной. Она началась с массированного удара кирасирских и уланских эскадронов, отбитых русской пехотой и драгунами Сибирского и Иркутского полков. Вслед за ними Наполеон направил на Курганную высоту дивизии Брусье, Морана и Жерара, атаковавших ее с фронта.  Французские, Саксонские кирасиры и польские уланы обходили ее с правого фланга.

Казалось, что вся возвышенность обратилась в движущуюся железную гору: блеск оружия, касок и кирас, освещенных солнечными лучами, смешивался с огнем орудий. Редут был похож на вулкан. Везде кипел рукопашный бой.

18-й егерьский почти полностью погиб на площадке, изрубленный французскими кирасирами. Его успели сменить ротой Томского полка, но второй волной Саксонских кирасир редут был вновь захвачен, а затем занят 9-м линейным полком пехоты. Русские попытались вновь отбить батарею силами Ширванского и Уфимского полков, но были отброшены атакой польских кирасир.  Построившись в батальонные каре, сибирские полки вкруговую отбивались от атаковавших их с разных сторон кавалерийских эскадронов, не оставивших попыток массированного прорыва в тыл русских войск. Отдельным эскадронам это удавалось, но их стремительные атаки встречались в штыки гвардейскими полками — Литовским и Измайловским, Семеновским и Преображенским (участие декабристов см. «Поджио Иосиф Викторович», «Трубецкой Сергей Петрович»). Наступление вражеской конницы было остановлено только введением в бои русских кирасирских полков и конной гвардии. Масштабная кавалерийская битва, ставшая могилой французской кавалерии, завершила бои уже в глубоких сумерках.

А. Сафонов «Контратака А. П. Ермолова на батарею Раевского»





Сражение при Полоцке




Войска 1 пехотного корпуса генерал-лейтенанта Витгенштейна, прикрывая Санкт-Петербургское направление, вели бои с войсками маршалов Удино и Макдональда. После успешных действий при Клястицах и Головщине 1 корпус подошёл к Полоцку, возле которого расположились основные силы французов. Столкнувшись с почти двухкратным превосходством противника, Витгенштейн вынужден был прекратить наступательные действия, перейдя к обороне, а затем и к отступлению. Сибирские егеря (23-й егерьский полк) действовали на правом фланге русских войск, и не уступили своих позиций до приказа об отходе. Ровно через два месяца после первого сражения к городу вновь подошли русские войска, но численность противоборствующих сторон изменилась, теперь более чем двухкратное превосходство было у русских (см. также описание боя у декабриста Штейнгеля).

Сибирские егеря (23-й полк) входили в состав авангарда Властова (9-я дружина Санкт-Петербургского ополчения, Гродненский гусарский и казаки). Авангард атаковал редуты вблизи города и занял их. Другие позиции вокруг города заняли войска корпуса Берга. Маршал Сен-Сир, возглавлявший войска, размещенные в городе в лагерях и вблизи него, начал выводить из Полоцка обозы и артиллерию. В наступившей ночи русским авангардам, вставшим цепью вокруг города, было приказано штурмовать город с трех сторон. 23-й полк в составе своего авангарда ворвался в город с правого берега реки Полоты, одновременно с левого — другие русские полки и дружины Санкт-Петербургского ополчения.

Наиболее трудным местом для наступления была западная часть города. Здесь через глубокий овраг протекала река Полота, через нее был перекинут деревянный мост, заставленный рогатками. Мост висел над рекой и примыкал к городскому вьезду, прорытому сквозь высокую гору. На ее вершине располагались батареи, а внизу — бойницы.

Не выдержав стремительной атаки русских, неприятель в беспорядке бежал к мостам через Двину, но лишь малая часть смогла спастись, и около 2 тысяч было взято в плен.

Французы, отступив за Двину, сожгли мосты через нее, и, разместив орудия против всех перекрестных улиц, обстреливали их в надежде нанести урон наступавшим. Но полки, вступившие в город, были собраны на площадях, а на улицах в рассыпанном строю были только стрелки, и огонь артиллерии не достиг цели.




Армейские партизанские отряды



Партизанские отряды как армейские (созданные по распоряжениям командования), так и ополченские и стихийно организованные крестьянские, сыграли значимую роль в изгнании Наполеона из России.

Армейские отряды Фигнера, Дорохова, Бороздина действовали по смоленской дороге: прерывали сообщения французских войск, отбивали транспорты с продовольствием и оружием, разгоняли мародеров и фуражиров наполеоновской армии.

Целой группой армейских партизан командовал генерал Винценгероде. В составе этой группы был партизанский отряд С. Г. Волконского. Будни и яркие события истории партизанских отрядов войны 1812 года предстают перед нами в воспоминаниях легендарного партизана Дениса Давыдова. Вот примеры таких эпизодов, характерных не только для его отряда: «Мы узнали, что в Цареве-Займище днюет транспорт со снарядами и с прикрытием в 250 человек конницы. Дабы пасть как снег на голову, мы свернули с дороги и пошли полями, скрываясь опушками лесов и по лощинам; но за три версты до села, при выходе на чистое место, встретились с неприятельскими фуражирами, числом в 40 человек. Увидя нас, они быстро обратились во всю прыть к своему отряду. Я с казаками и гусарами помчался в погоню и вместе с уходившими от нас въехал в Царево-Займище, где застал всех врасплох. У страха глаза велики! Все рассыпалось при нашем появлении, иных мы захватили в плен, не только без оружия, но даже без одежды, только толпа человек в тридцать вздумала, было, защищаться, но была рассеяна и положена на месте. Сей наезд доставил нам 119 рядовых, 2 офицеров, десять провиантских фур и одну фуру с патронами.»

В составе ряда армейских партизанских отрядов были егерьские батальоны из 19-го и 23-го полков.



На счету генерал-майора И. С. Дорохова было много удачных нападений на транспорты и обозы противника, в числе особенно серьезных его боевых подвигов — взятие городка Верея. В штурме Вереи участвовал (как и в других боевых операциях отряда) батальон 19-го егерьского полка. Штурмовые колонны (по 200 человек от батальонов Вильманстрандского, Полоцкого пехотных и 19-го егерьского полка) во главе с полковником Н. В. Вуичем (19-й егерьский) получили приказ атаковать городские укрепления «штыками, не сделав выстрелов и не крича «Ура»». Впереди колонны шли проводники из жителей города. В полной тишине штурмующие подошли к земляному валу и с помощью лестниц взошли на его гребень.

Ведомый жителями Вереи, отряд подобрался к флигелю ратуши и, заняв его, по штурмовым лестницам взобрался на крышу ратуши. Разобрав крышу, егеря и пехотинцы ворвались в здание. Гарнизон был частью перебит, частью взят в плен.



Отряд генерал-адьютанта А. П. Ожаровского действовал южнее главных сил Кутузова: громил тыловые базы противника, вел дальнюю разведку. В числе боевых дел отряда — взятие города Могилева.

В начале ноября 1812 года этот отряд в составе батальона 19-го егерьского полка, Мариупольского гусарского, украинских и донских казаков совершил нападение на город Красный и, разгромив французский батальон, захватил часть обоза. Отойдя от города версты три, Ожаровский разместил отряд на ночь в селе Кутково. Ночью лагерь был атакован гвардейцами Наполеона. Потери отряда были велики. Бои шли за каждый дом, каждый двор при свете пожаров и грохоте выстрелов. Усилиями Ожаровского и полковника Вуича (19-й егерьский) и благодаря отсутствию у нападавших кавалерии, отряд смог собраться далеко за деревней, потеряв при этом половину людей.



В отряде генерал-майора В. В. Орлова-Денисова сибирские егеря 23-го полка сражались в конном строю, на лошадях, отбитых у французов или взятых у крестьян. Совместно с отрядами Д. В. Давыдова, А. И. Сеславина и А. С. Фигнера они участвовали в разгроме бригады генерала Ожеро.






Березина




Через неделю после выхода из Москвы после кровопролитных боев за Малоярославец, Наполеон, лишенный возможности прорваться в незатронутые войной губернии, отдал приказ об отступлении. В приказе говорилось о его намерении как можно быстрее покинуть разоренную французской армией страну. Отступавшую армию сопровождали по обе стороны Смоленской дороги партизанские отряды и казаки Платова, не дававшие противнику ни отдыха, ни возможности пополнения продовольственных запасов. Кутузов, идя по пятам отступавших французов, решил дать последнее решительное сражение у переправ на реке Березине.

Туда устремились, в надежде вырваться из России, уцелевшие корпуса Великой Армии и толпы отставших от них солдат. У переправ на Березине должны были встретиться армии Витгенштейна и Чичагова и перекрыть французам путь к отступлению. Задачей Главной армии был полный разгром неприятельских сил.

План Кутузова не был осуществлен в полной мере из-за несогласованных действий русских военноначальников, и отступавшие французы часто находились в численном превосходстве. Кроме того, французские, польские и швейцарские полки, прикрывая и организовывая переправы, оборонялись отчаянно и умело, и все их наиболее боеспособные части осуществили переправу, хотя и с большими потерями.

В боях у наведенных французами переправ противнику противостояли в числе других русских полков 23-й и 32-й егерьские, и Охотский, Камчатский и Якутский пехотные. Сражения шли на равнинной местности при сырой, ненастной погоде. Стрелковые цепи русских полков вели бои с переменным успехом. Русские ждали подхода основных сил, французы стремились ускорить переправу. Глубокий и мокрый снег долгое время препятствовал введению в бой кавалерии, но с усилением морозов французы с успехом ее применили. Сыграло свою роль и превосходство отступавших в артиллерии, быстро подавлявшей немногочисленные русские батареи. Мосты были уничтожены самими французами только после того, как отведенное приказами время на переправу закончилось. Тем не менее, потери французов оказались огромными, хотя они не были прямым результатом боевой активности русской армии у переправ. Великая Армия перестала существовать, рассыпавшись в длинном паническом бегстве. Тысячи отставших дезорганизованных солдат, многочисленные обозы с имуществом и вооружением были брошены у сожженных мостов.


Методические рекомендации

 

1. Методические рекомендации по выполнению композиции в батальном жанре


Познакомившись с текстами пособия, содержащими описание битв и сражений (наиболее подробные из них выделены полужирным шрифтом) и просмотрев рисунки обмундирований, оружия и аммуниции противоборствующих армий, нужно выбрать из них интересные для вас эпизоды. А затем — выполнить первые черновые эскизы, которые позволят определить эмоциональную окраску изображаемых событий, выявить динамику композиции, выбрать способ компоновки сюжета в листе и наметить возможности цветового решения.


Следующим этапом работы в эскизе будет определение глубины пространства и плотности его заполнения действующими лицами; степени приближенности или отдаленности взгляда зрителя к происходящему действию; направления движения главных персонажей и групп людей.


Выполнив черновой эскиз, нужно сопоставить его с реальным ландшафтом места события (преобладающий рельеф местности, наличие и особенности растительности, приметы времен года, различия освещения по погоде и по времени суток, наличие и характерные силуэты сельских и городских поселений) и при необходимости скорректировать композицию или найти новое решение.


Следующий этап — работа с дальним и средним планом (при наличии их в эскизе композиции): выявление (или размещение) и прорисовка в пейзаже плотных людских масс — полковых, батальонных, ротных построений (колонн, шеренг, каре) и иных скоплений людей на поле боя (у орудий, на оборонительных сооружениях, на командных пунктах и т.д.). При этом можно выявить различия в направленности движения и в плотности этих групп: при наступлении, в моменты рукопашных схваток, при планомерном отступлении, при паническом бегстве.


Выполнив силуэтную или наметив тоновую обрисовку больших масс участников событий и добившись ее композиционного соответствия окружающему пейзажу и рельефу местности, можно приступить к основной работе в выбранном размере.


После переноса основной композиции на лист, выполнить прорисовку отдельных фигур на первом и втором плане. Прорисовку индивидуальных особенностей фигур, их ракурсов и пропорций нужно вести с учетом различия элементов обмундирования и оружия по родам войск, по принадлежности к той или иной армии.


Далее следует работа над цветовым строем композиции, хотя вполне допустимо вести ее параллельно графическим поискам. Выбор колорита работы определяется желанием автора, но в гармоническом соответствии с реальными (историческими) обстоятельствами боевого эпизода: временем года, суток, состоянием погоды, цветовой гаммы обмундирования участников.


Особенность завершающего этапа — степень детализации или обобщения, эмоциональная ясность или ее неопределенность зависят от творческого замысла автора, его умения и желания собирать композицию тем или иным способом, добиваясь ее максимальной выразительности и достоверности (что особенно важно для исторического и батального жанра).



2. Композиционный портрет


Тема войны 1812 года, решаемая через портреты ее участников, предполагает работу над размещением в композиции фигуры персонажа и выразительностью ее силуэта, поиск дополнительных смысловых и эмоциональных деталей в окружающем фигуру интерьере или пейзаже. Все это составит творчески активную часть композиционных поисков и находок, и должно сочетаться с правильной передачей деталей и силуэта костюма, без таких поисков работа над портретом сведется к простому перерисовыванию черт лица участника войны с имеющегося иконографического материала. Колористическое решение композиции здесь, как и в батальном жанре, необходимо соотносить с цветовыми сочетаниями мундира и аммуниции.



3. Пейзаж


Необходимые требования к работе нал пейзажем в разделе «батальный жанр».



4. Натюрморт


Несмотря на то, что натюрморт представляется более простым (в плане композиции) вариантом решения темы, есть моменты, которые существенно усложняют работу в этом жанре.


Перед натюрмортом в данном случае ставится задача раскрытия образов той героической эпохи; волнующей атмосферы боевых будней русской армии, приподнятой атмосферы широких кругов русского общества, через взаимодействие предметов, соответствующих стилям конца XVIII – начала XIX века. Задача подбора таких элементов натюрморта наиболее сложная. Необходимо знать и время их бытования, и саму возможность их нахождения рядом в рамках одной композиции. А это предполагает хорошее знание истории материальной культуры и, в том числе, военных аксессуаров, наград и оружия, которые в данном случае являются необходимым элементом натюрморта.

 

Примеров качественного решения в натюрморте исторических тем немного и у профессиональных художников. В этом плане полезно обратиться к опыту наиболее удачному. Из целого цикла натюрмортов художника Николая Смирнова приведем наиболее близкие по стилю к эпохе Наполеоновских войн: «Старая Москва», «Реликвии прошлого», «Маскарад».




ПРИЛОЖЕНИЕ 


Список декабристов - участников Отечественной войны 1812 г.


Акинфиев Ф.В. – ротмистр, командир эскадрона лейб-гусар в гусарском полку, участник сражений под с. Бородино и с. Красное. Награжден орденом Георгия 4-й степени, золотой саблей с надписью «За храбрость».

Астафьев А.Ф.  – полковник, служил в Вильманстрандском полку, в партизанском отряде Дорохова, участник сражений под г. Смоленск и с. Бородино. Наргажден орденом Владимира 4-й степени.

Бакунин В.М. – юнкер в лейб-гвардии артиллерийской бригаде.

Батеньков Г.С. – служил в артиллерийской бригаде в корпусе генерал-лейтенанта Сакена. Награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом.

Берстель А. К. – служил под начальством адмирала Чичагова. Награжден орденом Анны 4-й степени.

Бибиков И. Г. - прапорщик в лейб-гвардии артиллерийской бригаде. Награжден орденом Анны 4-й степени.

Бриген А. Ф. - поручик в лейб-гвардий Измайловском полку,  участвовал в сражении при с. Бородино,  был контужен и ранен. Награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость» и орденом Владимира 4-й степени с бантом.

Булатов А. М. – служил в лейб-гвардии гренадерском толку. Участвовал в Бородинском сражении. Был награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом.

Бурцев И. Г. – служил прапорщиком по армии.

Воейков Н. К. — корнет в лейб-гвардии конного полка. Участник Бородинского сражения.

Волконский С.Г. – в начале войны - ротмистр. Принял самое активное участие в Отечественной войне 1812 г.: сражался под Витебском, Дмитровом и Смоленском, участвовал в завершающем сражении у Березины. Произведен в полковники, награжден орденом Владимира 3-й степени. (Как участник  восстания 1825 г. осужден на каторжные работы и отправлен в Сибирь. После каторги жил на поселении в с. Урик, Иркутской губ., в г. Иркутске).

Враницкин В. И. – поручик в армии генерала Витгенштейна. Сражался npи Клястицах, у Полоцка, у Борисова, участвовал в штурме Полоцка. Награжден орденом Владимира 4-й степени, Анны 2-й степени, золотой шпагой с надписью «За храбрость», произведен в штабс-капитаны.

Гагарин Ф. Ф. - служил адъютантом у генерала Багратиона, сражался при Бородине. Произведен в штаб-ротмистры.

Глинка В. А. - командир 28-й конноартиллерийской роты.

Глинка Ф. Н. – служил адъютантом при генерале Милорадовиче в Апшеронском пехотном полку, участвовал во всех главных сражениях, в том числе в Бородинской битве. За военные заслуги награжден орденом Владимира 4-й степени и золотой шпагой с надписью «За храбрость». (Как участник восстания 1825 г. был отправлен в Петрозаводск под надзор полиции).

Годеин Н. П. служил в лейб-гвардии гренадерском полку.

Граббе П. Х. - адъютант сначала генерала Барклая-де-Толли, а затем генерала Ермолова. Участник битвы под Смоленском, сражений при с. Бородинского и с. Чернышин. Награжден орденом Анны 2-й степени с алмазным украшением и орденом Владимира 4-й степени.

Грохольский Д. – прапорщик Полтавского пехотного полка.

Гурко В. И. - прапорщик лейб-гвардии Семеновский полка. Сражался при Бородине.

Давыдов В. Л. – служил в лейб-гвардии гусарском полку, был адъютантом П.И. Багратиона, участник Бородинской битвы, за отличие в этом сражении награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом. За отличие в сражении при Малоярославце награжден золотой саблей с надписью «За храбрость». (Как участник  восстания 1825 г. осужден на каторжные работы и отправлен в Сибирь . Работал на каторге в нескольких местах, в том числе на  Александровском винокуренном заводе в Иркутской губ.).

Давыдов Д. А. - в военную службу вступил в начале Отечественной войны 1812 г, волонтером; находился при генерале Остермане-Толстом, позже зачислен штаб-ротмистром в Изюмский гусарский полк. 

Дмитриев-Мамонов М. А. - в начале Отечественной войны 1812 г. добровольно вступил в военную службу, принял участие в битвах под Бородином, Тарутином и Малоярославцем. За необычайную храбрость был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». В 1812 г. на свои средства сформировал казачий полк; получил звание генерал-майора.

Ентальцев А. В. -  служил адъютантом артиллерии у генерал-майора Бухольца. Принял участие в сражении под Смоленском, за отличие в котором произведен в штабс-капитаны. Участник боев под Тарутином, Малоярославцем и Красным. Награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом.

Кавелин А. А. - подпоручик лейб-гвардии Измайловского полка. Участник Бородинского сражения, за отличие произведен в поручики и награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость».

Каверин П. П. – служил сотенным начальником Смоленского ополчения

Кальм Ф. Г. - капитан Костромского пехотного полка.

Катенин Н. А. - прапорщик лейб-гвардии Преображенского полка, сражался при Бородине.

Колошин П. И. - служил колонновожатым.

Комаров Н. И. – служил в квартирмейстерской части. Участвовал в проведении топографических съемок. В конце 1812 г. вступил в ополчение.

Кошкуль П. И. -  корнет лейб-гвардии конного полка. Сражался при Бородине.

Краснокутский С. Г. -  штабс-капитан лейб-гвардии Семеновского полка.  Сражался при Бородине, Тарутине, Малоярославце.

Леман П. М. -  прапорщик лейб-гвардии артиллерийской бригады. Сражался при Бородине.

Летюхин Н. П. - служил в лейб-гвардии Измайловском полку. Сражался при Бородине. Награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом.

Лопухин П. П. -  ротмистр, адъютант генерала Ермолова. Сражался при Бородине. Награжден орденом Анны 2-й степени. Участвовал в сражениях при Малоярославце, Вязьме и Красном.

Лорер Н. И. -  служил в чине прапорщика.

Лунин М. С. - служил штаб-ротмистром в кавалергардском полку, входившем в состав 1-й армии. Участвовал в бою под Островной, в битве под Смоленском. За Бородинскую битву награжден   золотой шпагой   с надписью  «За   храбрость». Принимал участие в сражениях при Тарутине, под Малоярославцем, Красном. 

Маркович Александр Яковлевич в конную гвардию в чине поручика. Участник Отечественной войны 1812 г. Сражался при Бородине. (Как участник  восстания 1825 г. осужден на каторжные работы и отправлен в Сибирь. После каторги жил на поселении в с. Урик, Иркутской губ).

Митьков М. Ф. - подпоручик лейб-гвардии Финляндского полка. Сражался при Бородине; награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». Сражался под Тарутином, при Малоярославце и Красном. Награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом.

Муравьев А. Н. – служил подпоручиком в квартирмейстерской части 5-го гвардейского корпуса  1-й западной армии. Участвовал в битвах под Гридневым и Колоцким монастырями. Участник Бородинского сражения. Награжден орденом Анны 3-й степени. Сражался при Тарутине, Малоярославце и при взятии Вязьмы. Награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». За участие в бою под Дорогобужем в составе отряда генерала Юрковича и в деле под Красным произведен в поручики. (Как участник  восстания 1825 г. был осуждении сослан  в Сибирь без лишения чинов и дворянства. В 1828 г. был назначен городничим в г. Иркутск).

Муравьев А. З. – служил в чине прапорщика. Был прикомандирован к главнокомандующему Дунайской армии генералу Чичагову. В составе Дунайской армии участвовал в сражениях против австрийских и саксонских союзников Наполеона при Клепиках на р. Лесной. В ноябре 1812 г. сражался на Березине. (Как участник  восстания 1825 г. осужден на каторжные работы и отправлен в Сибирь. После каторги жил на поселении в с. Елань и Малая Разводная, Иркутской губ., похоронен в г. Иркутске, на Лисихинском кладбище).

Муравьев М. Н. – служил прапорщиком   свиты  по   квартирмейстерской   части. С апреля 1812 г. состоял при Главной квартире 1-й армии, с 21 августа — в распоряжении генерала Беннигсена. Участник Бородинского сражения; был ранен, награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом.

Муравьев-Апостол М. И. – служил в лейб-гвардии Семеновском полку в чине подпрапорщика. Участник Бородинского сражения. Был награжден знаком отличия Военного ордена (по большинству голосов от нижних чинов седьмой роты) и произведен в прапорщики. Сражался при Тарутине и Малоярославце.

Муравьев-Апостол С. И. - служил в квартирмейстерской части в чине прапорщика. В 1812 г. состоял при генерал-майоре Ивашеве. Участвовал в боях под Витебском, при Бородине и Малоярославце. В составе отряда генерала Ожаровского сражался под Красным; награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». Участвовал во взятии Могилева и к боях на Березине; произведен в поручики и награжден орденом Анны 4-й степени.

Непепин А. Г. – служил в Дунайской армии, сражался при Городечне. Награжден орденом Анны 4-й степени. За отличие в сражении па р. Березине получил орден Анны 2-й степени.

Норов В. С. – служил в лейб-гвардии егерском полку. Участвовал в сражениях при Тарутине, Малоярославце, Красном; награжден орденом Анны 4-й степени.

Орлов М. Ф. - В 1812 г. за выполнение специального разведывательного задания в тылу французской армии произведен в штаб-ротмистры с назначением флигель-адъютантом. Участвовал в сражении под Смоленском. Назначен начальником штаба отдельного отряда генерала Дорохова. Участник Бородинской битвы. За отличие при взятии г. Вереи награжден орденом Георгия 4-й степени. Сражался при Березине. За отличие произведен в ротмистры.

Перовский В. А. - служил квартирмейстерским офицером при казачьих полках в арьергарде 2-й армии. Участник Бородинского сражения. Был взят в плен. Награжден орденом Владимира 4-й степени и медалью за кампанию 1812 г.

Перовский Л. А. – служил прапорщиком при Главной квартире 1-й армии. Принимал участие в битвах при Бородине, Малоярославце, под Вязьмой и Красным.

Пестель П. И. – служил прапорщиком  в лейб-гвардии Литовском полку. Участник Бородинского сражения, был тяжело ранен. За проявленный героизм награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость».

Повало-Швейковский И. С. - капитан Московского гренадерского полка. Участник сражений  у Смоленска, при Бородине. Награжден орденом Анны 2-й степени. Произведен в майоры.

Поджио И. В. - служил в лейб-гвардии Преображенский полк в чине подпрапорщика. Сражался под Бородином, произведен в прапорщики. (Как участник  восстания 1825 г. осужден на каторжные работы и отправлен в Сибирь. После каторги жил на поселении в с. Усть-Куда, Иркутской губ., похоронен  в г. Иркутске, на Иерусалимском кладбище).

Полторацкий А. П. – служил в составе лейб-гвардии Измайловского полка.

Приклонский Н. М. - подпоручик лейб-гвардии Измайловского полка. Участник сражения при Бородине.

Пущин  П.  С. -   капитан в лейб-гвардии Семеновском полку. За участие в Бородинском сражении награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом. Сражался при Тарутине и Малоярославце.

Раевский В. Ф. -  служил в 23-й артиллерийской бригаде в чипе прапорщика. Сражался при Бородине. Награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». За отличие в бою под Гремячим награжден орденом Анны 4-й степени.  За сражение  под  Вязьмой произведен в подпоручики. (Как участник  восстания 1825 г. осужден, приговорен к лишению чинов, дворянства и отправлен в Сибирь. Жил на поселении в с. Олонки, Иркутской губ., похоронен в с. Олонки). 

Репин Н. П. – вступил в службу в лейб-гвардии артиллерийскую бригаду юнкером, позже переведен в 3-ю артиллерийскую бригаду в чине прапорщика.

Римский-Корсаков Г. А. – прапорщик в лейб-гвардии Литовском полку. Сражался при Бородине.

Семенов П. Н. – прапорщик в лейб-гвардии Измайловском полку. Сражался под Бородином

Семичев Н. Н. - служил в Ахтырском гусарском полку. Участник сражениях при Шевардине и Бородине. Был тяжело ранен.

Спиридов М. М. – служил во Владимирском ополчении урядником.

Сухинов И. И. – начал службу в Лубенском гусарском полку рядовым. В_составе 3-й Западной армии участвовал в боях при Городечно, Стыре, Брест-Литовске и Волковиске.

Тизенгаузеи В. К. – капитан Мингрельского пехотного полка. в  капитаны. Сражался на р. Стыре,  под Брест-Литовском.

Торсон К. П. - воспитанник Морского кадетского корпуса В морском бою 9 июня 1812 г. на Либавском рейде в должности мичмана командовал гребным катером; был тяжело ранен. За спасение катера и команды и проявленную храбрость был награжден орденом Анны 3-й степени. (Как участник  восстания 1825 г. осужден на каторжные работы и отправлен в Сибирь. После каторги жил на поселении в Акшинской крепости, Иркутской губ.).

Трубецкой П. П. – служил прапорщиком в гвардейской артиллерии. Сражался при Бородине в составе батарейной роты № 2. Был контужен. Награжден орденом Анны 3-й степени.

Трубецкой С. П. – прапорщик лейб-гвардии Семеновского полка. Принимал участие в сражениях во время всего отступления русской армии от Вильно до Бородина. Участник сражений под с. Бородино, при Тарутине и Малоярославце. (Как участник  восстания 1825 г. осужден на каторжные работы и отправлен в Сибирь. После каторги жил на поселении в с. Оёк, Иркутской губ., в г. Иркутске).

Фалкнберг П.И. – в военную службу вступил колонновожатым в квартирмейстерской части, позже произведен в прапорщики и переведен в 3-ю западную армию. В составе 15-й пехотной дивизии сражался против астрийских и саксонских войск при Кобрине, Сегнивичах, Городечном и взятии Вильны.

Фонвизин И.А. – поручик по квартирмейстерской части, сражался под Смоленском. Бородином, Тарутином и Малоярославцем. Произведен в штабс-капитаны. Награжден орденом Анны 2-й степени.

Фонвизин М.А. – адъютант генерала Ермолова, За сражение при Смоленске награжден орденом Владимира 4-й степени, за Бородинское сражение – орденом Анны 2-й степени. От Татурина командовал партизанским отрядом. За участие в сражении при Малоярославце награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость».

Хотяинцев И.Н. – майор Владимирского пехотного полка. Сражался при Брест-Литовске, Кобрине, Городечном, Стахове и Брылеве. Награжден  орденами Анны 4-й степени и Владимира 4-й степени.

Чаадаев П.Я. – подпрапорщик лейб-гвардии Семеновского полка. Сражалвя при Бородине. За отличие произведен в прапорщики.

Челищев А.А.- прапорщик 49-й егерского полка, входившего в состав 27-й пехотной дивизии под командованием генерала Неверовского.

Шипов С.П. – поручик Преображенского полка. Сражался при Смоленске, Березине, Тарутине, Малоярославце, Вязьме и Красном. Награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом.

Штейнгель В. И. – служил в Санкт-Петербургском ополчении. Участвовал в боях под Полоцком, награжден орденом Анны 2-й степени. За участие в боях при Чашниках награжден орденом Владимира 4-й степени. За участие в боях на Березине награжден вторично орденом Владимира 4-й степени. (Как участник  восстания 1825 г. осужден на каторжные работы и отправлен в Сибирь. После каторги жил на поселении в с. Елань, Иркутской губ.).

Щербатов И.Д. – подпрапорщик лейб-гвардии Семеновского полка. Сражался при Бородине, Тарутине, Малоярославце.

Якушкин И.Д. - подпрапорщик лейб-гвардии Семеновского полка. Сражался при Бородине. Награжден знаком отличия военного ордена Георгия. Произведен в прапорщики. Участвовал в сражениях при Тарутине, Малоярославце.